Состоится ли вывод войск из Ирака?

Как бы большинство американцев не хотело быстрого прекращения кровопролития, военная кампания может затянуться еще на годы; уже не в силу сохраняющегося влияния демагогов-"неоконсерваторов", а исходя из простых "реалистических" выкладок о балансе сил, который в случае окончательного краха нынешнего иракского режима, окажется непоправимо нарушен

Президентская избирательная кампания в Соединенных Штатах вышла на финишную прямую. До 2 ноября осталось примерно полтора месяца: наступило время столь лакомых журналистам предвыборных неожиданностей. Они и начали происходить. Прежде всего, после резкого выхода вперед республиканцев в начале сентября демократы поняли, что наиболее жгучего вопроса современности — отношения к войне в Ираке — их кандидату избежать в предвыборных дебатах не удастся.

Буквально до последней недели складывалось впечатление, что Керри не рискнет занять принципиально "антивоенную" позицию, подвергнув критике не характер ведения войны в Ираке, а ее необходимость. Однако Керри все-таки решился на это, сказав об иракской кампании как о "ненужной войне, развязанной в неправильном месте и в неправильное время" и воспроизведя суждения некоторых некогда высокопоставленных критиков Буша (типа прежнего "царя разведки" Ричарда Кларка) о том, что подготовка операции по свержению Хусейна отвлекла внимание спецслужб от Осамы бин Ладена и его террористической сети. Такая атака для самого Керри таила большую опасность: он сам в октябре 2002 г. вместе с большинством Сената голосовал за наделение Дж. Буша дополнительными полномочиями для свержения режима Хусейна в Ираке в случае острой для этого необходимости. Более того, еще в июле этого года Керри говорил о том, что не сожалеет о том своем голосовании и что сегодня, "зная то, что он знает" (например, что в Ираке нет никакого оружия массового поражения), он голосовал бы точно также. Закономерно, что "антивоенный" выпад Керри Буш попытался парировать указанием на непоследовательность и оппортунистичность своего соперника: мол у того он насчитал восемь разных позиций в отношении войны в Ираке.

Как бы то ни было, Буш явно почувствовал опасность. Керри наконец начал говорить об Ираке правду: например, что целые районы страны фактически контролируются повстанцами, что Муктада аль-Садр действует в столице более свободно, чем премьер Айяд Аллауи, что жертвы американцев растут с каждым месяцем в арифметической прогрессии и, наконец, что единственный выход в этой катастрофической ситуации — постепенный вывод войск.

Следует учесть, Керри сейчас говорит именно о постепенном выводе войск, растянутом на четыре года, то есть на время предполагаемого срока его президентства. Радикальная антивоенная оппозиция, состоящая из левых антимилитаристов и консервативных изоляционистов, настаивает на немедленном выводе войск. Между антивоенной оппозицией и кандидатом от демократов существуют определенные противоречия: часть левых согласилась поддержать Керри в качестве "anyone but Bush" (кого угодно, только не Буша), другая — явно меньшая — сохраняет верность независимому кандидату, ветерану трех кампаний Ральфу Нейдеру. Примерно такой же раскол имеется и в стане изоляционистов–консерваторов. Ветераны республиканской партии, в частности, Патрик Бьюкенен — за Буша, правые либертарианцы типа редактора популярного антивоенного сайта Antiwar.com Джастина Раймондо — против всех.

Сторонники Буша прекрасно понимают, что своим неожиданным поворотом в сторону антивоенной оппозиции Керри способен подобрать голоса колеблющихся, особенно тех, кто опасается дальнейшей эскалации конфликта и новых жертв. Однако в отличие от Керри, не связанного непосредственно ответственностью за войну, Буш не может открыто заявить о неразрешимых трудностях в Ираке. Видимо, понимая уязвимость президента в иракском вопросе, его сторонники предприняли любопытный демарш, который экспертам предстоит еще всерьез проанализировать. 20 сентября, в газете "Chicago Sun— Times" появилась статья ее постоянного корреспондента, консервативного публициста Роберта Новака "Уходя из Ирака". В этой статье Новак сообщал, что внутри администрации Буша имеется план быстрого вывода войск из Ирака примерно в середине следующего года, то есть вскоре после парламентских выборов в этой стране, намеченных на январь 2005 г. Публицист настаивал на том, что принципиальное решение о выводе войск практически уже не обсуждается внутри администрации, все выступают за вывод войск, считая хаос в Ираке более предпочтительным обстоятельством, чем нахождение у власти Саддама Хусейна.

Небезынтересно и то, что Новак — публицист, действительно обладающий инсайдерской информацией в кругах "старой доброй партии" и пользующийся там большим влиянием — назвал впервые вероятные кандидатуры от республиканцев на вторые должности в будущей администрации. Итак, в случае победы Буша Кондолиза Райс становится государственным секретарем США, Пол Вулфовиц передвигается на должность шефа Пентагона с поста его первого заместителя, а заместитель Райс Стивен Хедли оказывается, соответственно, в кресле помощника президента по национальной безопасности. По словам Новака, именно эта команда будет осуществлять операцию по выводу войск в 2005 г.

Как и многие другие инсайдерские публикации Новака эта заметка вызвала много шума в американской прессе. Прежде всего, встал вопрос, не произошел ли — через Новака — слив ложной информации. Новак — фигура, мягко говоря, неоднозначная. С одной стороны, он — ярый республиканец и консерватор, с другой — анти-интервенционист, почти изоляционист, без большого восторга встретивший войну в Ираке, с третьей стороны — Новака очень часто использовали определенные круги в Белом доме для озвучивания, того, чтобы мы назвали компроматом на противника. Так, именно в статье Новака 2003 г. было раскрыто имя агента ЦРУ Валери Плэйм, что очевидно явилось своеобразной местью людей из Белого дома ее мужу Джорджу Уилсону за разоблачение вошедшей в официальную речь президента ложной информации о закупках Хуссейном сырья в Нигере для производства ядерного оружия.

Очень странно в связи со всем этим выглядит тройка будущих назначенцев, практически все они — отпетые "ястребы". Если Райс — ставленница "реалиста" Брента Скоукрофта — далека хотя бы от утопических планов по насильственной "демократизации" всего Ближнего Востока, то "неоконсерватор" Вулфовиц традиционно связывается с командой политиков и публицистов, отчаянно требующих сейчас "продолжения банкета", то есть этой самой "демократизиции" и увеличения количества американских оккупационных войск для ее, так сказать, интенсификации. Почему вдруг Вулфовиц согласился пойти против мнения всей своей политической клиентелы, остается загадкой.

Собственно, у истории со статьей Новака имеются два логических объяснения. Первое — Новак спровоцирован "неоконсерваторами". Кто-то из их окружения сообщил журналисту заведомо ложную информацию, он ее озвучил. Теперь Бушу и его соратникам приходится оправдываться, заявляя об отсутствии у администрации планов по выводу войск (Конди Райс, кстати, это уже и сделала). Тем самым Буш естественно склоняется к мнению "ястребов" — "умеренные республиканцы", действительно размышляющие о скорейшем прекращении кампании, теряют ставки. Четвертая мировая война продолжается.

Эта версия кажется слишком сложной и запутанной. Гораздо более правдоподобно другое. Анти-интервенционисту Новаку сказали то, что он сам хотел услышать. Сказали именно для того, чтобы привлечь к Бушу новые голоса — подобных самому Новаку консерваторов, не видящих никаких оснований для Америки тратить свои силы на "демократизацию" Ближнего Востока. Теперь антивоенные силы пребывают в недоумении — а вдруг у Буша и вправду имеются планы по выводу войск. Тогда его "немедленный вывод" гораздо более предпочтителен, чем растянутый на неопределенное время план Керри. И стоит ли тогда поддерживать на выборах последнего?

Как бы то ни было, вопрос о "выводе войск" возникнет для любого из возможных победителей. Какими окажутся последствия такого рода решения? Я задал вчера этот вопрос двум авторитетным отечественным экспертам: директору Центра глобальных проблем МГИМО МИД России Виктору Сергееву и сотруднику Института Религии и политики Георгию Энгельгардту. Оба они сошлись на том, что наиболее реальный вариант развития событий — это все же не гражданская война между суннитами и шиитами, а создание на территории Ирака клерикального исламистского государства (при вероятной поддержке какой-то из соседних стран). Причем Виктор Сергеев подчеркнул, что продолжение оккупации лишь усиливает хаотизацию Ирака и делает все более реальным вариант гражданской войны. Откровенно говоря, мне лично кажется, что не следует сбрасывать со счетов и вариант не гражданской, а полноценной межгосударственной войны, когда в хаос, рожденный безвластием в нефтеносной стране, окажутся втянуты — по различным поводам — соседствующие государства, в первую очередь — Израиль, Турция, Иран. Ни одна из этих сил не может позволить другой взять Ирак под свой полный контроль — Израиль опасается шиитов, Иран агрессивных суннитов, Турция — курдов. Купировать конфликт, резонирующий с внутренними конфликтами в этих странах, вряд ли легко удастся.

Так что как бы большинство американцев не хотело быстрого прекращения кровопролития, военная кампания может затянуться еще на годы. Уже не в силу сохраняющегося влияния демагогов-"неоконсерваторов", а исходя из простых "реалистических" выкладок о балансе сил, который в случае окончательного краха нынешнего иракского режима, окажется непоправимо нарушен.

 

Источник: "Новая политика", 24 сентября 2004 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.