Главная −> Авторы −> Межуев -> "Политика не является прямым следствием культуры..."

"Политика не является прямым следствием культуры..."

"Русский журнал" беседует с Борисом Межуевым — редактором "Агентства политических новостей"

"Русский журнал": Как вы могли бы прокомментировать выступление В.Ю.Суркова "Русская политическая культура. Взгляд из утопии"?

Борис Межуев: Поскольку речь идет о государственной идеологии, а не о частном мнении частного лица, то здесь какие-то вещи, которые в иных случаях могли бы казаться не столь существенными, выходят на первый план. В этом смысле доклад четко делится на две части. С одной стороны, есть много очень хороших и правильных слов, сказанных во второй части доклада, — о российском будущем, о призвании нашей страны. Безусловно, нам нужна "суверенная демократия", нужно развитие, ставка на собственное будущее и вера в него. Верно сказано, что не следует влезать в российскую политику извне и навязывать России какие-то идеалы, просто исходя из того, что они приняты во внешнем мире. Россия, безусловно, должна сама определять параметры своего собственного реформирования, она должна сама распределять свою собственность. Это определенная позитивная энергетика в устах государственного чиновника, которую можно только приветствовать.

Что касается проблемной части... речь идет об идее централизма, который является характерной чертой российского мышления, российской политической культуры, и что некая интегративность, соборность, все, о чем писали русские философы, является подтверждением разумности и правильности укрепления той вертикали власти, которую осуществляет Путин. Это высказывание вызывает у меня возражение. Во-первых, я не считаю, что централизм действительно является характерной чертой русской культуры, и те философы, на которых ссылался Владислав Юрьевич, все-таки находятся под большим влиянием европейского неоплатонизма. Им в некоторой степени удалось реализовать эти идеи неоплатонизма в России, проводить какую-то философскую линию на основах неоплатонизма. Поэтому идея центральности, которая нашла в их работах такое яркое проявление, является следствием европейской философской традиции, имевшей некоторые политические следствия.

А во-вторых, мне не кажется, что можно сделать такой ясный стопроцентный вывод из культуры по отношению к политике, то есть политика не является прямым следствием культуры. В таком случае мы должны были бы признать, что Европа и вся ее политическая культура выводятся, например, из Фомы Аквинского, который тоже что-то говорит о целостности, об интегративности, о единстве. Между тем мы понимаем, что в результате определенных социально-политических процессов или экономических процессов Европа от абсолютной монархии перешла к представительному правлению и плюралистической демократии. Ясно, что наличие некоторой целостности как культурного, философского, религиозного идеала не является никаким аргументом в пользу того, что такая цельность, моноцентричность должна быть характерной для любой политической конструкции, создаваемой в России.

Мне кажется, что аргументация, строящаяся на такого рода культурных предпосылках, неизбежно шаткая. Она сталкивается с тем, что в Индии должен быть кастовый строй, Англия всегда должна быть сословным государством, Япония всегда должна быть абсолютной теократической монархией и никакие движения в сторону партийной конкуренции там никогда не могли бы происходить и т.д.

"Русский журнал": Но от традиций политической культуры не так-то просто уйти...

Борис Межуев: Вы знаете, традиция по каким-то причинам все-таки меняется. И в данном случае у меня возникает много возражений по поводу того, как она должна меняться. Мне не кажется, что такой моноцентризм, который в данном случае был утверждаем, является надежной и единственно возможной формой бытования российского политического социума. В докладе было много ссылок на объективную обстановку, что, если вертикаль власти потревожить, возникнет множество внешних вызовов, которые окажут негативное воздействие на благополучие, безопасность наших граждан. Но эта тема требует обсуждения. Существуют определенные контраргументы и у меня, и у многих сторонников большего плюрализма в общественной жизни, на которые тоже надо дать ответ. Они все исходят не только из самоценности идеи плюралистической демократии как высшего идеала для человечества, но и из того, что, если в стране не будет политической конкуренции, если у населения страны не будет возможности подвергать критике и отправлять в отставку через законную процедуру выборов региональные власти и верхний эшелон федеральных властей, это может привести к политическому кризису. Потому что недовольство может расти, накапливаться и в конечном счете обращаться против самой центральной власти, которая выражает собой не только какой-то определенный политический курс, но и целостность государства как такового. Это довольно серьезный аргумент, который высказывают далеко не самые радикальные критики власти. И, безусловно, на этот аргумент необходимо дать ответ, ссылаясь не только на труды замечательных русских философов.

"Русский журнал": У нас же можно часто услышать, что либо мы "как Америка", либо вообще никак...

Борис Межуев: Некоторые считают, что Россия должна быть Америкой в три секунды, но существует значительное число людей, которые так не считают, но тем не менее считают, что Россия должна меняться. И меняться больше в демократическую сторону, в том числе исходя из ее собственных интересов. На вопросы со стороны этих граждан, к которым я могу сам себя причислить, ясных ответов от Суркова я не получил.

 

Источник: "Русский Журнал", 20 июня 2007 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.