Главная −> Авторы −> Джемаль -> Джирга по заказу

Джирга по заказу

США увязли в Ираке и, особенно, в Афганистане, так глубоко, что уже отчаялись самостоятельно выкарабкаться из всей этой контртеррористической передряги и решили прибегнуть к "народной демократии".

Почти год назад Джордж Буш в ходе встречи с лидером Афганистана Хамидом Карзаем и президентом Пакистана Первезом Мушаррафом пожелал, чтобы была проведена афгано-пакистанская Лойя Джирга, то есть совет старейшин пуштунских племен, проживающих в обеих странах. Целью Джирги должно было стать общепуштунское решение о присоединении к борьбе с терроризмом, а конкретнее — с движением "Талибан".

Следует напомнить, что пуштунские племена и есть та среда, из которой вышли талибы. Особые симпатии к ним питают пуштуны, живущие в так называемой "зоне независимых племен" — территории на границе Афганистана и Пакистана, где решения племенных вождей выше государственных законов, а государственные вооруженные силы вообще не имеют права входить в эту зону, по крайней мере, официально.

К пожеланию президента державы N1, естественно, прислушались, и 9 августа афгано-пакистанская Джирга Мира, именно так назвали совет, который должен был придать новое дыхание войне с талибами, стартовала в Кабуле. Из обеих стран на нее съехалось 700 делегатов. Показательно, что к настоящему времени талибы стали неформальными хозяевами почти всего юга Афганистана. Американцы, возглавляющие антитеррористическую коалицию союзников, неуклюжими действиями обеспечили своим противникам массовую поддержку населения.

Вот лишь несколько недавних примеров. В селении Хайдерабад, якобы укрывшихся талибов войска коалиции решили атаковать с воздуха. По свидетельству очевидцев, бомбардировка длилась более трех часов. На следующий день местные власти объявили, что жертвами авианалета стали почти 100 человек, среди которых 60 мирных жителей, большинство женщины и дети. В результате бомбардировки села Сангин погиб 21 мирный житель. Наконец, всего за неделю до начала Джирги было произведено бомбометание по мечети в городе Мазари-Дини. Поскольку это было время намаза, то убитых мирных жителей по окончанию налета насчитали около 200. Так что войска коалиции внесли свой вклад в возрождение "Талибана".

С другой стороны, политики из окружения Хамида Карзая и он сам не раз обвиняли Пакистан в поддержке талибов. Считается, что непосредственную помощь им оказывают независимые пуштунские племена, на территории которых у талибов просто "зимние квартиры", но при этом официальное правительство Пакистана даже не бездействует, а потворствует происходящему. Так это или нет, но, по крайней мере, такая точка зрения считается в Афганистане общим местом.

Наследство лорда Дюранда

К началу Джирги никто в Кабуле не верил в ее успех. Официальные лица при включенном диктофоне говорили обкатанные фразы про "важный шаг", "надежды на установление прочного мира" и "братские народы Пакистана и Афганистана", но как только щелкала кнопочка "стоп", тон беседы менялся:

- Дорогой гость, вы же сами понимаете, что это просто мероприятие для галочки. Пакистан почти 30 лет вмешивается в дела Афганистана, и всякий раз это вмешательство было направлено на разжигание войны. Они заинтересованы в продолжении военных действий и усилении афганской разрухи.

Чтобы понять такое отношение к политике Пакистана, надо вспомнить историю возникновения зоны племен.

В 1894 году афганский эмир Абдуррахман был вынужден подписать так называемый гайдамакский договор с вице-королем Британской Индии лордом Мортимером Дюрандом о передаче на 100 лет земель, населенных пуштунскими и белуджскими племенами, Британской Короне. Пакистан, будучи правопреемником Британской Индии, должен был вернуть эти территории Афганистану 13 лет назад. Однако потребовать выполнения договора в это время было некому. "Красный" президент Афганистана Мохаммед Наджибулла скрывался от моджахедов в миссии ООН и не мог вообще ничего требовать. Свергнувшие его моджахеды во главе Бурхануддином Раббани были зависимы от Пакистана и не могли идти на обострение. Такие же мотивы были и у лидера "Талибана" муллы Омара.

Наконец появился новый афганский президент Карзай, который своим положением обязан не пакистанской помощи, а Соединенным Штатам. На прошлой Лойе Джирге даже было объявлено о создании комиссии, которая займется этим вопросом… Единственное, что по настоящему замораживает его решение, это позиция самих пуштунских племен.

С одной стороны, в Афганистане пуштуны составляют этническое большинство, традиционно занимают ключевые посты во власти и силовых структурах. Достаточно вспомнить, что все правители Афганистана в XIX-XX веках, за исключением двухлетнего правления Раббани и семимесячного правления мятежника Бачаи Сакао, были пуштунами. А в Пакистане пуштуны в меньшинстве и там, за редким исключением, власть в руках пенджабцев. С другой стороны, присоединяться к нищему Афганистану и отказываться от неофициального дотирования пуштунских вождей Исламабадом (фактически являющегося платой за лояльность) — экономически нецелесообразно.

О пользе случайных знакомств

Территориальная проблема незримо присутствовала на Джирге Мира, снижая шансы того, что афганские и пакистанские пуштуны смогут договориться о совместных действиях против "Талибана". Хотя было заведомо известно, что круг земельных вопросов обсуждаться не будет.

Показательно, что Джиргу бойкотировали два крупнейших пуштунских племени — Масуды и Вазири. Это вообще делает антиталибские переговоры не актуальными, поскольку вожди этих племен теснее всего связаны с талибами, и без них решить вопрос о лишении "Талибана" поддержки — невозможно. Причем эти племена настроены решительно, но в прямо противоположном ключе: они уже имели боестолкновения с пакистанской армией, пытавшейся выдавить талибов в Афганистан под американские бомбы.

Также стоит отметить, что отказ Первеза Мушаррафа возглавить пакистанских делегатов Джирги практически все в Афганистане расценили как признание заведомой не результативности этого мероприятия. Хотя формально пакистанский президент отказался приехать "по соображениям безопасности".

На самом деле с безопасностью в Кабуле в эти дни все было неплохо, по крайней мере, сомнительно, что в Афганистане вообще можно организовать что-то лучше. На всех дорогах за несколько километров от Кабульского политехнического института, на территории которого были воздвигнуты гигантские шатры, в которых и проходила Джирга, были установлены блокпосты. В результате весь город сковали автомобильные пробки невероятной плотности. Для журналистов дойти пешком до места событий было несложно, но никто не мог аккредитоваться на Джиргу. Прежде всего, никто не знал, где выдают соответствующие пропуска. Чтобы это выяснить, требовалось посетить с полдюжины разных ведомств, находящихся в разных частях Кабула, но к большинству из них было невозможно проехать.

Но Афган не был бы Афганом, если бы здесь все проблемы не решались сами собой. Потратив несколько часов на бесплодные поиски нужного чиновника, мы прямо на улице столкнулись с франтоватым молодым человеком по имени Мирвайс. Он пару секунд вслушивался в наши проклятия в адрес азиатских организационных талантов, и неожиданно заговорил с нами на вполне сносном русском:
- Вы журналисты? Не можете попасть на Джиргу? Не знаете где аккредитоваться? Да успокойтесь, нигде. Сегодня туда не аккредитовывают. И не отчаивайтесь, я решу ваши проблемы.

Он поманил нас за собой в оцепленную зону, шикнул на автоматчиков из президентской охраны, попытавшихся было выяснить, кто мы такие и по какому праву, отвел нас в отель, где остановились делегаты Джирги, обругал российский МИД, который не выдает ему визы и он не может доучиться в Патрисе Лумумбе, внес арабской вязью наши имена в какой-то список…

В общем, еще через 3 часа нас отвезли в кузове новенького пикапа к шатрам, где собрались пуштунские вожди, поставили лицом к забору, руки вверх, ноги на ширине плеч, обыскали и запустили в шатер на 10 минут пофотографировать. Мы так и не поняли толком, кем же был наш неожиданный знакомец, "строящий" президентскую охрану и бескорыстно решающий проблемы прохожих.

Джирга Войны?

По официальным данным, на охрану племенных вождей выделили две с половиной тысячи афганских военных. Это если не считать телохранителей, которые приехали вместе с вождями и которых не пустили за блокпосты. Автоматчики стояли на каждом перекрестке, ошалевшие в бронежилетах от кабульской жары и пыльного ветра, к вечеру они сомлели, расслабились и радовались любой возможности потрепаться с прохожими. В успех Джирги, которую охраняли, они тоже не верили.

К каждому такому вояке был приставлен некий афганский гражданин в штатском. Типичная сценка: огромный бородач в камуфляже, с китайским Калашниковым в руках и береттой в кобуре на боку сидит на бетонном блоке и по-детски болтает ножками, обутыми в американские желтые берцы 45-го размера. Подходишь, показываешь на свой фотоаппарат, бородач в ответ радостно кивает и приосанивается… Вдруг, откуда не возьмись, выскакивает этакий дедушка, словно сошедший с портрета какого-то малоизвестного среднеазиатского просветителя, одетый в черную пару и белую рубашку без галстука, машет руками и истошно орет: "You can’t make picture".

Остаток вечера был потрачен на опрос населения на тему: что ждать от Джирги? Респондентами были таксисты, чайханщики, продавцы в книжных лавках, военные от рядового до трехзвездных генералов, пуштуны, таджики, хазарейцы, узбеки…

Вообще-то афганцы оптимисты, но на этот раз они ждут плохих новостей. Большинство сходится на том, что независимые пуштунские вожди будут придерживаться прежнего проталибского курса, хотя на словах заявят о готовности бороться с терроризмом. Вот тогда американцы, инициировавшие совет старейшин, смогут использовать эти заявления для масштабной военной операции в зоне племен. На Штаты ляжет воздушная часть операции, на пакистанскую армию — наземная. Но поскольку сами пуштуны не делят себя на афганцев и пакистанцев, то национальная солидарность приведет к тому, что начнется афгано-пакистанская война, которая может закончиться только созданием независимого государства Пуштунистан.

Надо отметить, что такие идеи пуштунского самоопределения зреют давно, первым эту тему поднял еще пуштунский лидер Абдул Гафар Хан аж в конце 40-х годов прошлого века, так что нынешняя Джирга Мира вполне может стать спусковым крючком как для развала Афганистана, так и для развала Пакистана.

Орхан Джемаль, зам. главного редактора журнала "Смысл". Кабул

Материал предоставлен журналом "Смысл"

Источник: "Исламский комитет", 13 августа 2007 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.