Главная −> Геополитика −> Лимитроф −> Армения −> Первичные разработки по сценированию развития Армении

Первичные разработки по сценированию развития Армении

Фундаментальным является вопрос о "единице". Запад ставит во главу угла человека, индивидуума, личность. Восток — социум, систему, группу. Но между этими полюсами существует целый спектр возможностей. Соответственно, единицей антропопроекта может быть семья, домен, иная малая группа. Но, возможно, более красивой идеей является задание колебательных процессов между ориентацией на личность и ориентацией на коллектив — с остановками на всех "промежуточных станциях"

1. Результаты обсуждений в кластере привели нас к следующим выводам:

  • геоэкономическая рамка сценария нуждается в дальнейшей проработке;
  • учет геоэкономического баланса может привести либо к изменению пространства игроков, либо же — к возникновению дополнительного стабилизирующего контекста (отрицательная обратная связь по динамике социосистемы);
  • типологическая таблица В.Княгинина эвристична и должна быть учтена при развертывании сценариев.

2. Форматирование сценарного пространства геополитической рамкой приводит к необходимости соотнесения механизма сценирования с понятием «идентичность». Это само по себе обуславливает создание сценариев конкурентного типа.

3. Геоэкономическая рамка содержит понятие «связность» (во всяком случае, в его простейшей — транспортной интерпретации). С одной стороны, это дает возможность формирования сценариев «гуманитарного типа» (то есть, сценариев, меняющих пространство гуманитарных технологий). С другой — задает принципиальный разрыв между геоэкономическими и геокультурными императивами. Этот разрыв носит принципиальный характер и может быть интерпретирован, в частности, как требование инфраструктурной независимости стратегии.

4. Ориентировочные геоэкономические балансы могут быть построены в «лепестковой» схемы А.Неклессы, выделяющей Юг (производство сырья и с\х продукции), Север (производство интеллектуального сырья), Восток (производство низкотехнологической индустриальной продукции), Запад (производство индустриального «хайтека»). Лепестки оканчиваются «бордюрами», обозначающими формы криминальной экономики: Крайний Юг (криминальная деятельность с сырьем и с\х продукцией — наркотики, яды, ОВ и т.п.), Крайний Север (криминальная деятельность в информационной области — от хакерства до нарушения авторского права), Крайний Восток (криминальная индустрия — в частности, производство запрещенных вооружений), Крайний Запад (незаконные операции с правом, в т.ч. международным).

В этой схеме «стебель» соответствует положению «наблюдателя», и с этой точки зрения наряду с общеземным можно строить локальные (территориальные, региональные, национальные, местные) геоэкономические диаграммы. Такие диаграммы не обязательно являются симметричными. Понятно, что площадь «лепестка» диаграммы соответствует валютному эквиваленту данного типа производства. Проблема вычисления и интерпретации такого эквивалента есть задача группы «Статистика пространственного развития».

Асимметричные диаграммы указывают на существование «токов», которые текут по «стеблю». С этой точки зрения стебель индицирует не только наблюдателя, но и соответствующий по масштабу локальный рынок.

5. Геоэкономической теоремой является стремление локальных рынков к замкнутости через изменение масштаба региона. Геоэкономической «единицей» является связная территория с наименьшей возможной асимметрией геоэкономической диаграммы. Это дает возможность предсказывать как распад экономических агломераций, так и наличие тренда к укрупнению рынка.

6. Заметим, что сегодня мы не знаем, является ли общеземной рынок формально замкнутым, иными словами, может ли Земля, как целое, рассматриваться как геоэкономическая единица.

7. Для Армении, «экспортирующей» человеческий капитал (т.е. образованных людей — носителей информации) диаграмма вытянута с «Юга» на «Север», причем «Северный лепесток» значительно длиннее. Это обуславливает потребность страны в сырье и, следовательно, императивное требование экономического союза с Ираном.

8. С другой стороны, это означает также сильное давление геоэкономического рынка на Армению в пользу перестройки страной экономики с расширением «южного» лепестка за счет появления «бордюра» «Крайнего Юга». Такая экономическая политика способствует симметризации региональных «токов», отвечает местным природным условиям и весьма выгодна.

9. Интересной альтернативой является расширение «индустриальных» лепестков диаграммы. Речь должна идти об увеличении масштаба локального рынка, то есть о создании Закавказского Торгового Объединения (по схеме и степени интеграции примерно соответствующего «Общему рынку» 1960-х.)

10. Такое объединение может быть создано либо вокруг Турции и Азербайджана, либо вокруг Ирана и Армении. Но в последнем случае необходимо сосредоточить в Армении часть локальной «штабной экономики», то есть — построить элементы Дальнего Запада.

11. Индуктивно это приведет также к расширению «восточного» лепестка. Интересной идеей является выпуск в Армении дешевых самолетов «двойного назначения» (например, класса «Шторх»).

12. Предпосылками к созданию армянской ветви «штабной экономики» является:

  • активное участие армян диаспоры в работе мировой штабной экономики;
  • урегулирование отношений между Арменией и Турцией;
  • создание работоспособного транспортного коридора «Север — Юг» (Россия — Иран — Индия);
  • получение Арменией неофициального «статуса наибольшего благоприятствования» в Иране, что подразумевает «особые отношения» с корпусом Стражей Исламской Революции».

Необходимо отметить, что выполнена лишь первая из отмеченных предпосылок.

13. Важной вехой в сценарии ЗТО (который, на самом деле, представляет собой конкретизацию сценария «Переднеазиатское транспортное кольцо») является создание независимой от армии внешней разведки (информационной службы) Республики Армения, причем перед этой организацией должны ставиться, прежде всего, задачи экономического характера.

14. Ключевой в этой форме сценария является позиция Турции и, в частности, соответствия ее внешней и внутренней политики стандартам ЕС. Важным индикатором такового соответствия может стать развитие «араратского туризма».

15. Соотнесение с «таблицей Княгинина” позволило несколько конкретизировать группу сценариев «образование».

Была выстроена следующая концепция изменений:

  • Образование как формат, а не как сюжет (курс лекций с последующим экзаменом укладывает два сюжета — внешний и внутренний);
  • Система субобразований, ассоциированных с субкультурами, вместо единого образования, соотнесенного с культурой;
  • Конференция (коллективная мыследеятельность) как формат общения между преподавателем\преподавателями и студентом\студентами.

Последняя формула позволяет создать интересную версию ОДИ-подобной игры, как формы обучения. Такая версия приводит нас схеме институализации игры (тем более, что языком нового обучения является рефлексивный язык).

Заметим, что речь шла об изменении подхода. Образование как научение кого-либо чему-либо из проекта превратилось в сценарий (причем, не только на уровне государства с его системой образования, но и на уровне конкретного человека). При этом исчезают и стратегии образования.

16. Соотнесение этих выводов с задачей дня позволило получить несколько интересных выводов.

Во-первых, «сценарное образование» более субъектно, нежели «проектное». Это обуславливает необходимость выстраивать образование в координатах мотив — разум — воля. Но процедура сценирования с ее мета-историческим подходом заставляет внести дополнительную компоненту— вероятностную. Эта компонента по своей сути рефлексивна и называется «везением». Тем самым, возникает задача нового образования как научения везению.

Определим квалификацию, как систему навыков, позволяющих совершать некоторую работу с некоторым качеством за фиксированное время. Ранее, наличие квалификации позволяло судить о получении определенного образования.

Определим компетентность как единство способности к действию, правомочности к совершению этого действия и нахождения в «каноническом пространстве» этого действия. Новая школа «работает» с компетенциями, а не с квалификациями. (Переход к социально-деятельностной рамке).

Заметим в этой связи, что всякое новаторство есть некомпетентность. Но тогда внедрение есть форма образования: и то, и другое есть формальное превращение некомпетентности компетентность.

Эта «связка» (конечно, довольно проблематичная) позволяет поставить перед группой проектирования игр интересную рекурсивную задачу по проектированию игры по превращению проекта\сценария в реальность\реальности.

17. Остальные элементы «образовательного сценария» (образование взрослых, деятельный подход, метод ретроимпринта, повторное высшее образование, абсолютная модульность) остались неизменными.

18. Сценирование корпоративного подхода к образованию привело к выявлению группы проблем, связанных с новой институциализацией. Как обычно, важнейшей из таких проблем оказалось отсутствие субъектов (кто должен создавать и утверждать программы?).

19. Нахождение субъекта может стать темой специальной игры, но эта игра может и сама выкристаллизоваться в такого субъекта. (В связи с идеями институализации игры и институализации Форумов, как механизма принятия социально значимых пред-решений.

20. Тема антропного проекта вызвало серьезное обсуждение. Исходной моделью было утверждение, что целью антропного проекта должно быть максимальная реализация определенной структурной «единицы». Здесь под «максимальной реализацией» понимается создание широкого «пространство решений», как пространства выбора. (Указывалось, что именно возможность выбора есть сугубо человеческое качество — со ссылкой на теологию и эволюционную биологию).

Фундаментальным является вопрос о «единице». Запад ставит во главу угла человека, индивидуума, личность. Восток — социум, систему, группу. Но между этими полюсами существует целый спектр возможностей. Соответственно, единицей антропопроекта может быть семья, домен, иная малая группа (хотя бы, как субъект мыследеятельности). Но, возможно, более красивой идеей является задание колебательных процессов между ориентацией на личность и ориентацией на коллектив — с остановками на всех «промежуточных станциях».

Такой колебательный процесс подразумевает движение между обществом индивидуумов, гражданским обществом, диктатурой. Можно определить такое мета-общество, как динамическое. Заметим, что именно такая картина соответствует «сценарности» и «субкультурности» схемы В.Княгинина.

21. Социальный капитал может быть определен в этой схеме как накопленная «энергия» (например, в форме идентичности), определяющая способность общества к развитию при сохранении рамки управляемости и отсутствии «воронок» у пространства решений.

22. Человеческий капитал есть самовозрастающая реализация, имеющая, в частности, денежный эквивалент, но им не исчерпывающаяся. Это, кстати, меняет (расширяет) и функции денег — престиж, власть и пр. Понятно, что человеческий капитал может рассматриваться только в фиксированном социальном пространстве (и, равным образом, в каноническом пространстве, в котором мы рассматриваем компетентности).

Человеческий капитал может быть инвестирован, в отличие от способностей, образования, квалификации, которые могут быть только проданы или отданы.

23. Для развития методологического процесса развития ОДИ (и, равным образом, для конкретизации понятия человеческого капитала и антропопроекта) группа на основании анализа института образования женщин исламских стран в Армении предлагает проведение ОДИ в мусульманском обществе, например, в Таджикистане или Казахстане.

24. Понятие знание определяется через понятия смыслов и семантических спектров. Т.е. по В.Налимову.

25. В рамках Закавказского региона Армения представляет собой явного лидера по производству интеллектуального ресурса, что может быть использовано как в сфере торговли, так и как база для создания штабной экономики и структурирования ЗТО.

К сожалению, проблемы с доступом к Интернету препятствует развитию образовательной инфраструктуры и рынка интеллектуальных ресурсов. Проблема ликвидации монополии компании Армянтел является фундаментальной ряда сценариев. Возможно решение этой проблемы с созданием сети провайдеров вне армянской территории (например, на территории русского посольства).

С инфраструктурной точки зрения представляет интерес использование интеллектуального потенциала Армянской Апостольской Церкви (а, равно, и наработанных ей техник) как ресурса, подлежащего капитализации. Возможно, например, появление светских монастырей, как центров обучения и познания.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2014 Русский архипелаг. Все права защищены.