Главная −> Русский мир −> Диаспоры постсоветского пространства −> Диаспора как исследовательская проблема −> Численная мультистатусная демографическая модель диаспоры
Леонид Ашкинази, Мария Гайнер

Численная мультистатусная демографическая модель диаспоры

В данной работе предлагается численная модель диаспоры — национальной группы, состоящей из нескольких компонент (лиц нескольких статусов). Представители различных компонент отличаются брачными предпочтениями, плодовитостью в браке и отношением к национальному воспитанию детей. Например, в одной компоненте полагают, что допустимы браки только внутри этой компоненты. В другой допускает браки с представителями других компонент, но внутри группы. В третьей допускают браки и вне группы. В одних компонентах может не допускаться регулирование рождаемости, в других — допускаться. В одних компонентах национальное воспитание детей может быть обязательным, в других — нет. Такая ситуация характерна, например, для еврейской диаспоры. Для данной модели как национальная группа, так и ее компоненты (которые могут проживать и в разных странах) определяется именно этими параметрами, хотя в основе поведения лежат самоидентификация и реакция общества.

Разумеется, достоверные результаты с помощью моделей могут быть получены только при наличии достоверных исходных данных. Между тем, модели, как отмечалось, "требуют весьма специфических данных, которые очень трудно получить из официальных статистических источников"[1]. Но исследование поведения моделей позволяет установить, какие параметры влияют на поведение модели сильнее, а какие слабее, и при необходимости направить усилия на определение значений наиболее существенных параметров. В частности, может оказаться, что значения наиболее сильно влияющих параметров известны.

Принято считать, что выживанию национальной группы при прочих равных условиях способствуют ограничение смешанных браков, высокая рождаемость и национальное воспитание. Однокомпонентные национальные группы могут быть изучены аналитически, но многокомпонентные группы могут быть эффективно исследованы лишь с помощью численных моделей[2].

Мы построили и исследовали четырехкомпонентную модель, позволяющую анализировать большинство возможных ситуаций. Обоснуем выбор числа компонент. В идеологии этой модели существуют четыре национальных свойства, влияющих на численность: рождаемость, отношение к вступлению в брак с представителями компонент внутри национальной группы, отношение к вступлению в брак вне национальной группы, отношение к национальному воспитанию детей. Полагая, что эти параметры как-то упорядочены по "силе" (в конкретных случаях упорядоченность может быть разной), мы можем считать, что внутри национальной группы есть компонента, которая собирает все 4 признака ("наиболее национальная"), затем — компонента, который собирает 3 признака, затем — 2 и 1. В этом смысле четырехкомпонентная модель является исчерпывающей. Модель может быть применена к национальным группам с меньшим числом компонент путем выбора значений параметров и исходных данных, а также к национальным группам с большим числом компонент — путем небольшой модификации программы.

Моделирование осуществляется пошагово. Каждый шаг имитирует возникновение нового поколения. За один шаг производится составление брачных пар, деторождение и определение национально-культурной принадлежности (т. е. принадлежности к той или иной компоненте) детей. На следующем шаге эти дети, т. е. новое поколение, составляют брачные пары и т. д.

Основное внимание в этой работе уделено влиянию мультистатусности, смешанных браков и распределения детей по компонентам на зависимость от времени численности национальной группы. Не все параметры, описывающие эти стороны явления, измерены с достаточной точностью, поэтому в данном случае нет смысла учитывать с большей точностью другие стороны явления, например, использовать, как это делается обычно, меньший шаг по времени[3].

Брачный рынок моделируется следующей процедурой. Берется мужское население всех компонент по очереди и для каждой компоненты делится на подгруппы пропорционально произведениям мужских предпочтений на численности женщин всех компонент. Это будут потенциальные брачные партнеры-мужчины этой компоненты для женщин всех компонент. Затем берется женское население всех компонент по очереди и делится на подгруппы пропорционально произведениям женских предпочтений на численности мужчин всех компонент. На данном этапе работы мы считали, что женские и мужские предпочтения одинаковы. Затем составляются брачные пары в каждой паре компонент (минимум из мужских и женских "намерений"), а с оставшимися количествами повторяется эта процедура. Процесс составления брачных пар продолжается до выполнения одного из двух критериев — малого приращения доли брачных пар при очередной итерации или малой доли мужчин или женщин, не вступивших в брак. Оба порога могут устанавливаться. Все параметры — брачные предпочтения, рождаемость и вероятности попадания детей в разные компоненты считаются постоянными, не зависящими от номера поколения (т. е. от времени). Эмиграция не учитывается. Учесть зависимость параметров от времени и эмиграцию несложно, но для прогноза параметров нет достаточных оснований.

Меняя значения параметров, можно исследовать различные ситуации. Если границы между статусами резкие, то ситуация тривиальна. Компоненты с высокой рождаемостью существуют независимо, компоненты с низкой рождаемостью исчезают, компоненты, допускающие смешанные браки, могут поддерживать свою численность за счет национального воспитания детей от смешанных браков. В реальной жизни границы между статусами не столь резки, а "правила поведения" задаются так, что с увеличением степени отклонения от жесткого поведения вероятность отклонения падает.

Исследование поведения модели проведено на примере еврейской диаспоры. Параметры рождаемости, брачности и воспитания детей задавались с помощью экспертных оценок. Считалось, что компонента, к которой оказываются принадлежащими дети, определяется тем, к каким компонентам принадлежат родители, но возможно попадание детей и в другие компоненты с вероятностью, убывающей при удалении от компоненты родителей. Брачные предпочтения были устроены аналогично — вероятность брака зависела от того, к каким компонентам принадлежат претенденты, причем при увеличении расстояния между компонентами вероятность уменьшалась.

В качестве конкретных вариантов были рассмотрены четыре.
Во-первых, еврейская диаспора России. Условные названия статусов — ортодоксы, реформисты, несоблюдающие и ассимилянты. Упрощенная картина такова: ортодоксы сочетаются браками только с ортодоксами, имеют высокую рождаемость и воспитывают детей национально. Реформисты отличаются от них меньшей рождаемостью. Несоблюдающие готовы сочетаться браками со всеми внутри национальной группы и воспитывают национально. Наконец, ассимилянты готовы вступать в браки и вне национальной группы, но воспитывают национально.
Во-вторых, еврейская диаспора США, в которой четыре статуса — это фактически ортодоксы, консерваторы, реформисты и нерелигиозные.
В-третьих, диаспора, в которой деление на статусы устроено и наследуется согласно еврейской религиозной традиции: люди делятся на евреев и неевреев, принадлежность к евреям наследуется по матери.
В-четвертых, диаспора, в которой деление на статусы устроено "этнографически" и которая состоит из "чистых евреев", "половинок", "четвертинок" и неевреев, причем статус детей определяется так: дети чистого и половинки делятся поровну между чистыми и половинками, дети половинки и четвертинки делятся поровну между половинками и четвертинками, дети чистого и четвертинки делятся между чистыми и половинками в соотношении 1/4 к 3/4, дети четвертинки и нееврея — неевреи, дети половинки и нееврея — четвертинки, дети чистого и нееврея — половинки. Эти правила выбраны исходя из наилучшей аппроксимации, так, чтобы не вводить дополнительных статусов.

Для еврейской диаспоры России моделирование показало, что в широком диапазоне использовавшихся значений параметров два основных канала пополнения диаспоры — вхождение в национальную группу детей от смешанных браков и рождаемость в браках между несоблюдающими и между несоблюдающими и реформистами. Т. е. для демографического прогноза наиболее существенны: из брачных предпочтений — вероятности браков этих трех типов, из коэффициентов рождаемости — рождаемость в браках этих типов, из распределения детей — распределение детей в этих браках.

Общая численность населения диаспоры убывает в четыре раза от первого поколения к четвертому и еще в четыре раза — к десятому. При этом перераспределение детей между статусами внутри национальной группы и брачные предпочтения слабо влияют на общую численность группы. Стабилизировать численность можно лишь увеличением суммарного коэффициента рождаемости до примерно 2,2 или увеличением доли детей от смешанных браков, вливающихся в национальную группу до примерно 90%. При этом они должны становиться в нашей терминологии "ассимилянтами", а не "несоблюдающими", т. е. они должны в свою очередь опять вступать в браки с неевреями и воспитывать своих детей так, чтобы они вливались в группу.

Для еврейской диаспоры США моделирование показало, что в широком диапазоне использовавшихся значений параметров два основных канала пополнения диаспоры — браки среди ортодоксов и вхождение в национальную группу детей от смешанных браков. Т. е. для демографического прогноза наиболее существенны: из брачных предпочтений — вероятности браков этих двух типов, из коэффициентов рождаемости — рождаемость в браках этих типов, из распределения детей — распределение детей в этих браках.

Общая численность населения диаспоры убывает на 20% от первого поколения к четвертому, затем начинает возрастать, восстанавливается к седьмому — восьмому поколению и увеличивается на 25% к десятому поколению. Такое изменение поведения системы связано с изменением доли ортодоксов — от 10% на данном этапе до 20% к четвертому поколению и 25% к десятому. При этом брачные предпочтения относительно слабо влияют на суммарную численность группы. Лишь уменьшение количества смешанных браков в два раза прекращает спад численности на данном этапе. Прекратить его можно также увеличением суммарного коэффициента рождаемости до примерно 4,8 среди ортодоксов или до примерно 2,1 в смешанных браках или одновременным увеличением рождаемости, соответственно, до 4,4 и 1,8. Кроме того, стабилизация может быть достигнута увеличением доли детей от ортодоксальных браков, приобретающих тот же статус, до примерно 80% или увеличением доли детей от смешанных браков, вливающихся в национальную группу, до примерно 60%.

В варианте модели, в которой деление на статусы устроено и наследуется согласно еврейской религиозной традиции, то есть принадлежность к еврейской национальности наследуется от матери, ситуация такова. Численность диаспоры не зависит от брачных предпочтений и определяется только рождаемостью. При суммарном коэффициенте рождаемости 1,3 убывает к четвертому поколению с 200 до 55 тысяч, при 1,5 — с 200 до 84 тысяч, при коэффициенте рождаемости 2 численность стабильна, при 2,5 — возрастает к четвертому поколению до 391 тысячи. При этом численность определяется коэффициентом рождаемости в преобладающем типе браков.

В варианте модели, в которой деление на статусы устроено "этнографически" и которая состоит из чистых евреев, половинок, четвертинок и неевреев, ситуация такова. Численность, разумеется, стабильна при абсолютных брачных предпочтениях (каждый статус вступает в браки только внутри себя) и суммарном коэффициенте рождаемости — 2. При этой же рождаемости и реальных брачных предпочтениях суммарная численность группы к четвертому поколению увеличивается в 1,7 раза, и при этом изменяется ее состав — она оказывается состоящей в основном из четвертинок. При коэффициенте рождаемости 1,3 и абсолютных брачных предпочтениях численность падает к четвертому поколению в 4 раза, а при реальных брачных предпочтениях — в 2 раза, при этом, естественно, изменяется ее состав — она оказывается состоящей в основном из четвертинок. При промежуточных значениях коэффициента рождаемости ситуация оказывается промежуточной.

Авторы благодарны за обсуждение работы и полезные замечания В. Д. Шапиро и Е. М. Андрееву.



[1] Статистический анализ в демографии. Под ред. А. Г.Волкова М., Статистика, 1980, С. 43.

[2] Гайнер М. Л., Ашкинази Л. А. Зависимость вероятности вступления в брак от национальности партнеров // III Конгресс этнографов и антропологов России 8–11 июля 1999, Москва. Тезисы докладов, С. 223; Ашкинази Л. А., Гайнер М. Л. Численная демографическая модель многокомпонентной национальной группы // там же. С. 199.

[3] Ашкинази Л .А., Гайнер М. Л. Численная демографическая модель многокомпонентной национальной группы // III Конгресс этнографов и антропологов России 8—11 июля 1999 г., Москва Тезисы докладов, С. 199; Демографические процессы и их закономерности. Под ред. А. Г.Волкова М.: Мысль, 1986. С. 86.

Источник: журнал "Диаспоры", №2-3, 1999 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.