Кент Хилл

От преследований к дискриминации

Свобода совести — не в традициях России

Перед российским обществом сегодня по-прежнему остро стоит проблема свободы вероисповедания. Многие правозащитные и правительственные организации на Западе, в том числе и Агентство США по международному развитию, отмечают, что полной свободы вероисповедания в России пока не существует.

Свобода совести и вероисповедания не в традициях России: ее не было ни во времена монархии, ни при коммунизме. При советской власти существовали два характерных подхода к религии: государство стремилось или ее уничтожить, или подчинить полному контролю. Сейчас ситуация, с одной стороны, улучшилась, с другой — наблюдается опасная тенденция к утверждению православия как единой государственной религии. И ей необходимо бросить вызов.

За последние годы в России наметился огромный прогресс, хотя нынешняя ситуация отличается от ситуации 1990-х годов, когда свободы совести было больше. Однако и сегодня люди, защищающие свободу вероисповедания, уже не попадают в тюрьмы и не подвергаются преследованиям. Это, конечно, вселяет определенный оптимизм. Однако существуют и проблемы. Например, дискриминации иногда подвергаются люди, исповедующие нетрадиционные для России религии. Это касается и католических священников, и миссионеров, что создает трудности с получением въездных виз, усложняет их жизнь и работу, а также создает препятствия для развития совместных проектов. При таком положении дел можно сказать, что преследований нет, но дискриминация остается.

Она может проявляться, когда пытаются решить проблемы религиозного экстремизма. А им можно считать любое противозаконное действие, совершенное якобы во имя Аллаха или во имя Христа, но направленное при этом против прав других людей. С противозаконными же действиями необходимо бороться обычными законодательными методами независимо от того, какие корни они имеют.

Сегодня российская власть может назвать экстремистской любую религиозную организацию, не причиняющую никому вреда. На этом основании принимаются законы, ограничивающие в правах то или иное религиозное сообщество. В США есть много религиозных организаций, с учением которых я категорически не согласен, но они имеют полное право на существование, так как их деятельность не является противозаконной.

Другим аспектом дискриминации является давление на властные структуры со стороны Русской Православной Церкви и чиновников, которые, как и в советские времена, руководствуются предрассудками относительно религиозных меньшинств. Московская Патриархия пытается воздействовать на органы власти таким образом, чтобы они создавали препятствия для существования полной свободы вероисповедания. Это особенно заметно, когда речь заходит о деятельности иностранных миссионеров, и этому есть много подтверждений. Я надеюсь, что данная ситуация скоро изменится, поскольку она, безусловно, не способствует более успешной деятельности РПЦ и ограничивает свободу вероисповедания.

Сегодня Русская Православная Церковь много внимания уделяет борьбе со своими конкурентами — католиками и протестантами, тогда как более мудрым было бы сосредоточиться на том, чтобы активнее развивать более положительные аспекты богатых традиций православия, к которым я отношусь с большим уважением. Позиция "самозащиты", которую занимает РПЦ, неконструктивна и не позволяет ей быть той привлекательной силой, которой она может и должна быть сегодня в российском обществе.

Исторически РПЦ еще не достигла в своем развитии той стадии, на которой находятся протестанты и католики в конце XX века. Когда-то Римско— Католическая Церковь тоже была весьма нетерпима к другим конфессиям. Однако на Втором Ватиканском Соборе она пересмотрела свои позиции, чего еще не произошло в РПЦ, стремящейся до сих пор контролировать религиозную ситуацию в стране. В основе ее отношения к религиозным меньшинствам и другим христианским конфессиям часто в большей степени кроется страх и подозрение, а не уважение и поддержка их полной свободы вероисповедания, что было бы очень созвучно православному учению о достоинстве человека и свободе выбора.

В США я долгое время участвовал в движении, целью которого было преодоление предрассудков в отношениях между католиками и протестантами. По-моему, истинно верующие люди должны гораздо более активно защищать права неверующих, поскольку Бог всем заповедал свободу выбора той или иной религии.

Правозащитные организации на Западе должны продолжать делиться своим опытом. Ведь настоящая демократия невозможна без полной свободы вероисповедания, и некоторые религиозные организации не выигрывают от того, что пользуются особыми привилегиями. Для этого крайне важно добиться того, чтобы Российская Федерация полностью соблюдала требования Декларации ООН о правах человека, принятой в 1948 г. Декларация постулирует полную свободу вероисповедания и свободы совести граждан любого общества, любой страны при любом правительстве.

Я уверен, что в будущем Россия действительно станет демократическим государством и сможет сохранить то, что ей удалось добиться за последние годы. Более того, я убежден, что именно при таком подходе РПЦ сможет стать продуктивной духовной силой для положительных перемен в столь важный момент переходного периода в России.

Вашингтон.


Об авторе: Кент Хилл — заместитель директора Агентства США по международному развитию по Европе и Евразии при правительстве США.

Источник: "НГ-Религии", №13 (108) от 18 декабря 2002 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.