На смерть Масхадова

Заставить чеченское сопротивление стать более радикальным может только российская военщина, совершающая каждый день бесчеловечные преступления

Подборка материалов с сайта "ИноСМИ".

  1. Смерть Масхадова
  2. Смерть патриота
  3. Масхадов — талантливый военный, не устоявший перед исламистами
  4. Что будет после Масхадова
  5. Что ждет Чечню?
  6. Обещание тотальной войны
  7. Чечня: война без правил
  8. Чечня, загнанная в угол
  9. Чеченская война — Немезида России
  10. Влияние чеченской войны на регион
  11. Пиррова победа Путина
  12. Смерть Масхадова может вызвать обострение конфликта в Чечне
  13. Чечня: Стратегия Европы
  14. Новый царь говорит вам спасибо. . .
  15. Отныне двое убийц противостоят друг другу: Путин и Басаев
  16. Взгляд на Чечню без Масхадова
  17. Масхадов: сотворение мученика
  18. Прощай, Аслан Масхадов, наш герой
  19. Убийство Аслана Масхадова: политика худшего
  20. Россия подтвердила, что информаторы выдали Масхадова за $10 миллионов
  21. Вакуум в Чечне
  22. Закаев: 'Новые террористические акты всего лишь реакция на государственный террор Кремля'

 

Смерть Масхадова

("The Washington Post", США)

Со смертью Масхадова — мусульманина светского толка и бывшего советского офицера — русские остались один на один с более молодым, более ожесточенным и более радикальным поколением активных боевиков

Редакционный комментарий, 11 марта 2005

Если бы в 80-е годы режим апартеида ЮАР убил Нельсона Манделу, он совершил бы такой же грубый просчет, какой совершил на этой неделе российский спецназ, уничтожив лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова. Такое сравнение приводится не потому, что Масхадов хоть как-то был схож с Манделой как личность, разделял с ним общие ценности или походил на него внешне, нет. Но в Чечне он представлял ту же относительную политическую умеренность. Южноафриканский режим знал, что если Мандела и его союзники не станут частью демократического урегулирования, то позже ему придется иметь дело с более молодым, более ожесточенным и более радикальным поколением активных борцов.

Похоже, что именно такой сценарий начинает разыгрываться в Чечне. Со смертью Масхадова — мусульманина светского толка и бывшего советского офицера — русские остались один на один с более молодым, более ожесточенным и более радикальным поколением активных боевиков. Во главе этого поколения, скорее всего, встанет Шамиль Басаев, террорист, организовавший страшный теракт в школе Беслана.

Смерть Масхадова может уничтожить ближайшие шансы на дипломатическое урегулирование войны в Чечне. Масхадов, являвшийся чеченским президентом, избранным в ходе голосования, легитимность которого в то время признала Россия, настаивал на проведении переговоров с Москвой, но постоянно получал отказы. Кремль настаивал на том, что он является террористом, несмотря на его осуждение терроризма, и не хотел вступать с ним в переговоры. На том же основании российские власти отказываются передать семье Масхадова для захоронения, как они говорят, 'тело мертвого террориста'. Таким образом, обстановка жестокости в Чечне сохранится и впредь.

Пассивная политика администрации Буша в отношении конфликта в Чечне, как и всегда, отдает предпочтение 'урегулированию в результате переговоров', однако на практике никаких шагов не предпринимается. Сейчас, когда возможность такого 'урегулирования в результате переговоров' практически сведена к нулю, может быть, представителям Белого Дома следует подумать о новой линии поведения?

 

Смерть патриота

("The Wall Street Journal", США)

Масхадов был трагичной фигурой, лидером партизан, не сумевшим преодолеть собственную ограниченность политика и справиться с ужасной ситуацией, окружавшей его

Томас Де Вааль (THOMAS DE WAAL), 10 марта 2005

Лет девять назад я брал посреди букового леса на юге Чечни интервью у Аслана Масхадова, лидера чеченских сепаратистов, убитого во вторник. Он был полон уверенности и с нетерпением ждал того момента, когда сменит лесную чащу на залы Кремля. Неустойчивый лидер повстанцев Джохар Дудаев был убит, и теперь его естественного преемника Масхадова Кремль приглашал в Москву на переговоры с президентом Борисом Ельциным. Оглядываясь назад, понимаешь, что это была наивысшая точка власти и авторитета Масхадова как успешного воина и миротворца. Те переговоры в Кремле помогли привести к мирному урегулированию, которое закончило первую чеченскую войну 1994-1996 годов. Затем, в 1997 году, Масхадова избрали президентом в ходе выборов, которые признала Россия и весь мир.

В то время существовала надежда, что Масхадов сможет впоследствии стать чеченским Ататюрком, военным руководителем, обратившимся к политике и построившим какого-то рода государственность для своей несчастной республики. Объявляя на этой неделе о его смерти, российские власти называли его 'бандитом' и 'террористом'. Эти названия не соответствуют действительности. Масхадов был трагичной фигурой, лидером партизан, не сумевшим преодолеть собственную ограниченность политика и справиться с ужасной ситуацией, окружавшей его.

В Чечне никто не добивался успеха. И Масхадов не добился успеха в своих попытках руководить республикой в 1997-99 годах. Он не сумел справиться с волной исламского радикализма и преступности. Эта анархия стала прелюдией ко второй военной интервенции российского государства в Чечне в 1999 году. И хотя Масхадов неоднократно за последние пять лет призывал к переговорам с Москвой, ему не удалось обуздать радикалов, которые от партизанской войны перешли к террористическим актам, подобным бесланскому в сентябре прошлого года.

Самый колоссальный провал в Чечне потерпело российское государство. Его солдаты сделали все, что могли, чтобы чеченцы почувствовали себя народом-отщепенцем и нацией покоренных. Никто точно не знает, сколько гражданского населения погибло там с 1994 года, однако эта цифра составляет десятки тысяч, что является катастрофой для такой маленькой республики. Город Грозный, единственный городской и промышленный центр Чечни, уже больше десяти лет лежит в руинах после того, как начались боевые действия. Политика президента Путина по 'чеченизации' — или делегированию политической и экономической власти лояльному промосковскому правительству — положила конец полномасштабным боевым действиям. Но на практике она привела к власти жестокую криминальную группировку, которая замешана в ежедневных похищениях и убийствах людей. Не удивительно, что в щелях, оставленных этим катаклизмом, все еще прорастает терроризм.

Уничтожение Масхадова может стать для Москвы пирровой победой. За последние годы его позиции ослабли, но избрание Масхадова в президенты сделало его политическим символом для многих рядовых чеченцев. Теперь, когда этого символа больше нет, все чувствуют себя лишенными своих прав. Смерть Масхадова усилит радикала Шамиля Басаева, который взял на себя ответственность за гибель более 330 человек в Беслане, причем половина из них были дети.

Запад также потерпел в Чечне провал. Он никогда не уделял ей того внимания, которого она заслуживает. Слишком часто эту проблему в списке тем для обсуждения задвигали на второй план. В 1994 году более жесткая позиция против обстрелов Грозного могла бы заставить Бориса Ельцина задуматься, но западные политики не решились набрать номер его телефона. Другие западные политики начали читать России лекции, совершенно не учитывая ее обеспокоенности вопросами собственной безопасности и не предлагая никакой практической помощи.

Значительная часть оценок Запада в отношении Чечни вводит в заблуждение и является поверхностной. Причисление этого конфликта к 'фронту в международной борьбе против терроризма' больше запутывает картину, чем проясняет ее. Количество иностранных бойцов джихада в Чечне ничтожно, и это остается в основном внутренней проблемой. Террор в настоящее время является одной частью уравнения, однако простое уничтожение террористов не поможет решить проблему. Но это не является и 'преднамеренным геноцидом'. Москва по-прежнему обещает чеченцам высокую степень автономии и вливает в Чечню большие средства. Проблема состоит в том, что исполнители этой политики на местах — будь то российские солдаты или их чеченские друзья — чрезвычайно жестоки, высоко коррумпированы и страдают ксенофобией. Нельзя также назвать эту войну и колониальной: большинство чеченцев в настоящее время отвергает мысль о независимости и согласно с тем, что они должны быть частью России — если только Россия будет уважать их элементарные права.

Есть ли перспектива движения вперед? Безусловно, время полемики прошло, и западные организации, которым не безразлична данная проблема, стремятся по мере возможности подойти к практическому ее решению. 24 февраля Европейский суд по правам человека принял важный вердикт, поддержав иски группы чеченцев, которые потеряли своих родственников в результате российского насилия и потребовали от правительства России выплатить денежную компенсацию за ущерб. Деньги здесь играют меньшую роль, чем тот сигнал, который данное решение дает обычным чеченцам — что внешний мир задумывается об их правах, а также российским солдатам — что за их поведением внимательно следят.

Больше всего Чечня нуждается в восстановлении. Президент Путин сам признался, что был шокирован, когда пролетал в прошлом году над развалинами Грозного и увидел, что российский город в начале 21-го века напоминает руины Сталинграда в 1945 году. Безработица в республике почти стопроцентная. Но как и всегда, экономическое восстановление становится жертвой хронической проблемы повсеместной коррупции, как в Москве, так и в Грозном.

У западных стран есть огромный опыт проведения реконструкции и оказания помощи на пострадавших от войны Балканах. Помощь в перестройке Грозного, в восстановлении его разрушенного университета, нефтяного института, заводов и школ стала бы реальным залогом будущего Чечни.

Конечно, на это потребуется согласие российских властей. И очень реальное препятствие представляет из себя промосковское чеченское правительство, которое монополизировало власть и вознаграждает только своих друзей и партнеров по бизнесу. В этом году в Чечне должны состояться парламентские выборы. Со стороны западных стран было бы позитивным шагом предложить в их проведении свою помощь и признать их — при условии, что они будут настолько демократичны, насколько позволяет ситуация в Чечне, что в них примут участие и те чеченцы, которые до сих пор были исключены из политического процесса.

Чеченцы тоже европейцы, пусть очень далекие и отстраненные от Европы. Смерть Масхадова должна стать таким моментом, когда надо постараться увлечь этот несчастный народ обещаниями практической помощи, а не толкать его дальше в пучину мести и террора.

Томас Де Вааль является редактором по кавказской проблематике лондонского Института по освещению войны и мира. Он вместе с Фионой Хилл и Анатолем Ливеном является соавтором недавно опубликованного Фондом Карнеги за мир доклада 'Распространение опасности: Время для новой политики в отношении Чечни' ('A Spreading Danger: Time for a New Policy Toward Chechnya')

 

Масхадов — талантливый военный, не устоявший перед исламистами

("The Times", Великобритания)

Он был талантливым военным, по праву считавшимся человеком чести и слова, но оказался слишком слаб, чтобы не дать захватить Чечню радикалам-исламистам, наводнившим республику в конце первой войны против России и превратившим ее в государство, где нет места закону, где убийства и похищения людей стали обычным делом

Джереми Пейдж (Jeremy Page), 09 марта 2005

В мусульманской республике, которая борется с московскими властителями уже несколько веков, Аслана Масхадова считали 'умеренным'. Многие почитали его за своего легитимного лидера.

Родился он в Азии, в Казахстане, куда советский лидер Иосиф Сталин депортировал все чеченское население в 1944, обвинив чеченцев в сотрудничестве с нацистами. В 1978-1981 годах он учился в Ленинградской артиллерийской академии, в Советской Армии дослужился до полковника и служил в Венгрии и Литве. В этом прибалтийском государстве он застал возрождение движения за независимость Литвы, когда начался распад Советского Союза.

По возвращении в Чечню Масхадов стал близким соратником Джохара Дудаева, первого Президента Чечни после окончания советской эры. В качестве командующего чеченской армией он возглавлял силы сопротивления во время первой чеченской войны 1994-96 годов, закончившейся поражением России.

В январе 1997 года Масхадова избрали президентом Чечни, а в мае им был подписан мирный договор с президентом России Борисом Ельциным. Он был талантливым военным, по праву считавшимся человеком чести и слова, но оказался слишком слаб, чтобы не дать захватить Чечню радикалам-исламистам, наводнившим республику в конце первой войны против России и превратившим ее в государство, где нет места закону, где убийства и похищения людей стали обычным делом.

Когда в 1999 году президент Путин снова послал российские войска в Чечню, Масхадов снова встал во главе сил повстанцев вместе с Шамилем Басаевым, но они резко разошлись по вопросам связей с иностранными исламскими экстремистами и оправдания террористической тактики.

— Он был сдерживающей силой, — заявил его давний соратник Ахмед Закаев, — он пытался предотвратить этот конфликт от эскалации и распространения по всему Северному Кавказу. Теперь же ситуация может выйти из-под контроля.

 

Что будет после Масхадова

("Arab News", Арабская пресса)

Кровью Аслана Масхадова подписаны смертные приговоры новым тысячам чеченцев и русских. Но Путину не следует опасаться лишиться поддержки своего электората по причине продолжающегося пролития русской крови и больших финансовых расходов на кампанию по сокрушению чеченской независимости

Редакционная статья, 10 марта 2005

Для президента Владимира Путина и его правительства было вполне естественным провозгласить убийство во вторник бывшего президента Чечни Аслана Масхадова своей большой победой в борьбе против терроризма. Однако это строго российская точка зрения. За пределами России полагают, что кровью Масхадова подписаны смертные приговоры новым тысячам чеченцев и русских.

Масхадов, единственный законно избранный президент Чечни, был единственным среди лидеров повстанцев, кто имел хоть какое-то положение, кто последовательно заявлял, что агонию его страны можно прекратить только путем переговоров, а не насилия. И кому, как не Масхадову, осведомленному лучше многих других, было делать заявления подобного рода. Ведь это он руководил чеченскими повстанцами, которые прогнали российские войска в войне 1994-1996 гг. за независимость своей страны. Бывший высокопоставленный офицер Советской Армии, Масхадов знал, что тогда победа была одержана над дезорганизованными и деморализованными солдатами, которыми руководил ельцинский Кремль, не представлявший, что нужно делать дальше. Когда Масхадова избрали наследником убитого президента Дудаева, Чечня фактически была независимой, хотя Москва не желала формально признавать этого.

Появление Владимира Путина как премьер-министра Ельцина, а затем как его наследника изменило все. Новый российский лидер с самого начала решил продемонстрировать российским избирателям путем подавления силой чеченского восстания как символа его политической жизнестойкости, что он является решительной личностью, которой, кажется, так жаждали многие.

Поэтому награда в 10 млн. долл. за голову Масхадова представляла собой мерку того, как сильно Путин желал уничтожить единственного противника, который признавал, что продолжение войны ничего не решит для чеченского народа. Бывший политический соперник уничтоженного лидера, Шамиль Басаев, который задумал и осуществил, в том числе, одиозное нападение на школу в Беслане и захват московского театра, является в гораздо большей мере тем противником, с которым хочется схватиться Путину. Варварские действия Басаева и его политический экстремизм вызывают отвращение у рядовых россиян, которые хотят, чтобы он был раздавлен. Сейчас представляется неизбежным, что борьба будет продолжаться, а Путин все еще будет иметь возможность демонстрировать твердость своего характера и жесткость. Жесткие парни не ведут переговоров.

За неделю до своей смерти Масхадов заявил репортеру одной иностранной радиостанции, что, если бы ему удалось поговорить с Путиным с глазу на глаз 30 минут, то конфликт, возможно, был бы разрешен. Он знал, разумеется, что подобная встреча невозможна, потому что Кремль назвал его террористом и заявил, что не будет вести переговоров с теми, кого считает террористами. Тем не менее, пока Масхадов оставался в живых, всегда существовал шанс, что какие-то важные россияне могут с ним связаться и попробовать договориться о мире, обеспечив тем самым возможность прекращения конфликта.

О русском народе можно сказать разве, что он упрям. Русские куда лучше понимают мучительную агонию войны на истощение, чем молниеносный блицкриг. В нынешнем политическом климате Путину не следует опасаться лишиться поддержки своего электората по причине продолжающегося пролития русской крови и больших финансовых расходов на его кампанию по сокрушению чеченской независимости. Сейчас на горизонте не видно угрозы мира.

 

Что ждет Чечню?

("The Times", Великобритания)

Масхадов всегда говорил, что его люди выбирали для нападений только военные объекты, и описывал свою борьбу как партизанскую войну, в которой нужно поддерживать дисциплину. Басаев, напротив, давно уже говорит, что, поскольку российские войска убивают мирных чеченцев, то и российские мирные граждане являются законными объектами для нападений

Джереми Пейдж (Jeremy Page), 10 марта 2005

Москва, 10 марта 2005 года. Русские люди, кажется, весьма довольны сообщением о ликвидации Масхадова: для большинства он определенно был ненавистной личностью. Правительству более или менее удалось повесить на него вину за различные террористические нападения, несмотря даже на то, что он всегда отрицал свою причастность к ним.

Однако кое-кто, в том числе специалисты этого региона, а также некоторые российские официальные лица озабочены тем, что теперь ликвидирован единственный человек, которого считали относительно умеренным, человек, который призывал к переговорам, чтобы положить конец конфликту и публично осуждал террористические акты против гражданских объектов.

Главный вопрос теперь, кто станет его преемником. Если взглянуть на оставшихся кандидатов в лидеры, то получается, что они более экстремальны, более радикальны, более склонны к использованию террористической тактики.

И бесспорным номером первым среди них является Шамиль Басаев. Он известен не только в Чечне, но также в России и заграницей. Он — самый вероятный получатель любого финансирования от международных террористических организаций.

Масхадов всегда отрицал любое участие в терроризме, в захвате школы в Беслане, в захвате московского театра и даже в убийстве Ахмада Кадырова, поддерживавшегося Россией чеченского президента, который погиб при взрыве бомбы в Грозном в прошлом году.

Масхадов всегда говорил, что его люди выбирали для нападений только военные объекты, и описывал свою борьбу как партизанскую войну, в которой нужно поддерживать дисциплину. Басаев, напротив, давно уже говорит, что, поскольку российские войска убивают мирных чеченцев, то и российские мирные граждане являются законными объектами для нападений.

Кремль настаивает, что у него имеются доказательства того, что Масхадов имел прямое отношение к террористическим нападениям, включая и Беслан, и что Масхадов с Басаевым просто играли в "хорошего и плохого полицейских".

По очевидным причинам силы повстанцев сильно раздроблены. Они многие десятилетия ведут партизанскую войну, перемещаясь по ночам на гористой местности. У них нет баз, складов или реальной инфраструктуры.

Они имеют тенденцию воевать мелкими группами, все из которых находятся в подчинении какого-либо полевого командира. Самым зловеще известным из них является Басаев. Масхадов, как в прошлом законно избранный президент Чечни, был наиболее номинально легитимным.

Сегодня опасаются, что все повстанческое движение станет более радикальным, и что число нападений на гражданские объекты возрастет, а не уменьшится. И это, в сущности, не такой конфликт, в котором россияне способны победить — в более широком смысле он длится уже 300 или 400 лет, и обе стороны накопили такую коллективную память обид, что могут потребоваться многие поколения, чтобы открылась реальная перспектива мира.

 

Обещание тотальной войны

("Liberation", Франция)

Война против 'Российской империи' будет тотальной, клянутся сепаратисты

Лорен Мийо (Lorraine Millot), 10 марта 2005

Командир Шамиль Басаев, представляющий радикальное исламистское течение среди чеченских мятежников, взявший, в частности, на себя ответственность за захват заложников в Беслане, призвал вчера 'всех мусульман' Чечни и России 'дать клятву верности' шейху Абдул Халиму, человеку почти неизвестному, который должен стать преемником убитого во вторник президента Аслана Масхадова. Война против 'Российской империи' будет тотальной, клянутся сепаратисты.

'Аслан Масхадов был единственным, кто еще мог бы спорить с Москвой', прокомментировал его представитель Мовлади Удугов на сепаратистском сайте Кавказ-Центр: 'Убив Масхадова, Кремль убил у чеченцев последнюю иллюзию'.

Сам тоже воин, человек Москвы в Грозном Рамзан Кадыров уверял вчера, что 'в ближайшем будущем та же участь ожидает Басаева'. 'Сомневаюсь, что Кремлю так уж хочется арестовать Басаева, поскольку он идеальный враг', — считает чеченский журналист Тимур Алиев. 'Война будет шириться, — выразила вера опасения председатель российских комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. — Возможно, российские власти испугались начала мирного процесса', считает она.

 

Чечня: война без правил

("Die Presse", Австрия)

И теперь труп Масхадова показывают по российскому телевидению как трофей победы. Разве это победа, если убит, наверное, единственный прагматически мыслящий главарь боевиков?

Буркхард Бишоф (BURKHARD BISCHOF), 10 марта 2005

В последнее время война в Чечне особого внимания мировой общественности не привлекала. И это притом, что там каждый день идет борьба, каждый день убивают, пытают людей, грабят, насилуют, изгоняют и подвергают шантажу. При этом лишь чеченские беженцы, вынужденные тянуться в Западную Европу, должны демонстрировать, что на Северном Кавказе все идет кувырком: только в Австрии их уже 10000 человек.

Многих симпатий к делу северокавказского народа лишили террористические акты, такие, как захват заложников в московском Музыкальном театре в октябре 2002 года или с сентябре 2004 года — на юге Кавказа в школе Беслана. За ними стояли радикально настроенные чеченцы. Аслан Масхадов, оказавшийся в 1999 году в результате военной кампании Владимира Путина в Чечне в подполье, понимал это.

Он был против безграничного перенесения этой борьбы, в том числе и против гражданского населения, за пределы Чечни. Он хотел вести с Москвой переговоры, чтобы дать измученному чеченскому народу какую-нибудь перспективу будущего, свободного от насилия.

Из Москвы постоянно слышалось — 'Нет, с террористами мы переговоры не ведем'. И теперь труп Масхадова показывают по российскому телевидению как трофей победы. Разве это победа, если убит, наверное, единственный прагматически мыслящий главарь боевиков? Люди, которые займут его место, возможно, не знают законов войны так, как их знал профессиональный военный Масхадов. Начаться может уже через несколько недель, когда на Северном Кавказе растает снег: в Чечне, но также и в русских городах и деревнях.

 

Чечня, загнанная в угол

("The Financial Times", Великобритания)

Отказ Владимира Путина от переговоров с умеренными лидерами повстанцев загнал чеченских сепаратистов в угол, и, как это было в других случаях в истории терроризма, их ответом стало экстремальное насилие

Редакционная статья, 10 марта 2005

Кремль назвал ликвидацию лидера чеченских повстанцев Аслана Масхадова своей победой в войне против терроризма. Но это не так. Убийство г-на Масхадова устранило единственного чеченского командира, который был готов предложить Москве мир. Президент России Владимир Путин, быть может, наслаждается своим моментом триумфа, но он ничуть не приблизился к окончанию насилия.

Г-н Путин несет большую долю ответственности за кризис, который он обещал разрешить, когда в 2000 году пришел во власть, однако при нем этот кризис только лишь ухудшился. Хотя российские силы подавили повстанцев на большей части Чечни, им не удалось предотвратить распространение насилия на другие территории этого региона.

Г-н Путин правильно сделал, ответив силой на силу. Ему пришлось направить армию против повстанцев, особенно, когда более радикальные чеченские полевые командиры, в первую очередь Шамиль Басаев, стали проповедовать нападения на гражданские объекты. Однако отказ г-на Путина от переговоров с умеренными лидерами повстанцев загнал чеченских сепаратистов в угол, и, как это было в других случаях в истории терроризма, их ответом стало экстремальное насилие. Результатом этого явились захват заложников в московском театре, взрыв в воздухе двух авиалайнеров и захват школы в Беслане.

Г-н Масхадов не был ангелом. Он был командиром, который участвовал в жестокой гражданской войне. Но, как избранный президент автономной Чеченской республики, которую Москва нехотя терпела в конце 1990-х годов, он имел определенную легитимность в глазах чеченцев. Он также предлагал мирные переговоры с Москвой, в самый последний раз в прошлом месяце, когда он отдал приказ о временном прекращении огня как о знаке доброй воли. Урегулирование конфликта казалось весьма отдаленной перспективой: повстанцы хотят независимости, то есть того, о чем Москва и думать не желает. Но, по меньшей мере, г-н Масхадов был партнером по переговорам, которому можно было наполовину доверять. И вот теперь нет никого.

Гибель г-на Масхадова создает вакуум в руководстве повстанцев. Его союзники назначат преемника, но он едва ли будет пользоваться таким большим авторитетом, как г-н Масхадов. Убийство г-на Масхадова играет на руку г-ну Басаеву, который теперь имеет возможность нарастить собственное влияние и, в отсутствие сдерживающего голоса г-на Масхадова, еще больше радикализовать чеченские взгляды.

Едва ли что-либо из вышесказанного убедит г-на Путина пойти на мирные переговоры с повстанцами. Представляется, что он намерен и дальше проводить свою политику преимущественно силового воздействия, при поддержке большинства российской общественности.

Запад мало что способен сделать, чтобы повлиять на российского президента. Однако недавняя тенденция западных лидеров почти не говорить о Чечне, по крайней мере, публично, из опасения обидеть г-на Путина не способствует прекращению кризиса.

Было бы лучше, если бы Чечня оставалась в международной повестке. И не только по соображениям морали. Пока что мусульманские чеченские повстанцы в основном действуют независимо от международных исламских террористических групп. Однако чем дольше длится этот конфликт, тем выше вероятность того, что чеченцы перенесут свою борьбу за пределы страны. В предотвращении этого заинтересованы все.

 

Чеченская война — Немезида России

("Daily Times", Пакистан)

Принятое в Москве после 1996 года решение не вести переговоров с чеченцами привело к последствиям, которые угрожают всему миру

Редакционная статья, 10 марта 2005

Российская армия во вторник заявила, что уничтожила бывшего президента Чечни Аслана Масхадова. Россия объявила за его голову награду в 10 млн. долл. США и обвиняла его, несправедливо, как мы полагаем, в убийстве 326 заложников в одном городе на юге России в прошлом году.

Г-н Масхадов был начальником штаба армии Чечни, и многие приписывают ему заслугу в победе в первой чеченской войне (1994-1996 гг.), которая обеспечила временную де-факто независимость для Чечни. В январе 1997 года г-н Масхадов был избран президентом Чечни на платформе, которая включала требование независимости от Москвы. После начала второй чеченской войны в 1999 году он снова стал руководить партизанским движением против российской армии. Он был умеренным политиком, с которым Москва могла бы вести переговоры, но российский президент В. Путин был избран на платформе обещания жестких действий против чеченцев и поэтому питал отвращение к переговорам с ним. Г-н Масхадов осудил настоящего виновника убийств на юге России, Шамиля Басаева, и заочно приговорил его к наказанию.

Россияне пока что убили 200.000 чеченцев, тогда как общая численность населения этой республики составляла 1 млн. человек. Принятое в Москве после 1996 года решение не вести переговоров с чеченцами привело к последствиям, которые угрожают всему миру. Мир, в том числе исламский мир на съезде Организации Исламской конференции (ОИК), имел основания, чтобы не поддержать требование чеченцев о полной независимости, но зверства, совершенные на Северном Кавказе Россией, фактически укрепили доводы чеченцев в пользу своей независимости. Вместе с российской политикой вырос терроризм, который отвергает диалог в пользу шовинизма. Ряд успешных террористических нападений был совершен на территории самой России, в результате чего погибли сотни невинных мирных граждан. Вдовы 16.000 российских солдат, погибших в Чечне, сегодня постоянные участники демонстраций протеста, на которые правительство не обращает внимания.

Пока шла чеченская война, в регион прибыли арабские деньги и боевики. Считается, что "радикальные" мусульмане после того, как в 1997 году в результате перемирия кончилась первая чеченская война, пожертвовали Чечне 100 млн. долл. США. Взаимосвязанные события в Афганистане после захвата власти талибами в 1996 году игнорировались до тех пор, когда после 11 сентября 2001 года пакистанская организация джихадистов "Harkat al-Jihad al-Islami" — та самая, которая в 2003 году едва не убила пакистанского президента генерала Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf) — из своего штаба в Кандагаре начала направлять своих боевиков в Чечню и в соседний Дагестан. Талибы, признав Чеченскую "республику", дали аккредитацию чеченскому послу. Этот посол, "случайно заблудившись", оказался также в Пакистане и совершал турне по различным городам, пока россияне не запротестовали. Обвинения в адрес арабских стран Персидского залива в том, что те осуществляют вмешательство в Чечне, вновь оказались в свете рампы в 2004 году, когда российские агенты убили двух чеченских сепаратистов в Катаре. В 2002 году в Дагестане был убит арабский полевой командир по имени Аль-Хаттаб (Al Khattab), действовавший на Северном Кавказе.

После 11 сентября Пакистан оказался вовлеченным в разборки, касавшиеся связей между "Аль-Каидой" и Чечней. Джавед Ибрагим Парача (Javed Ibrahim Paracha) из города Кохат (Kohat), бывший член Национальной ассамблеи и юрист, оказывавший услуги "Аль-Каиде" в Пакистане, рассказал о том, как моджахедов "Аль-Каиды" убили в Кохате в 2001 году, когда они прибыли туда из Афганистана в поисках убежища в Пакистане. После связанного с недопониманием инцидента с разведслужбами завязалась перестрелка, в которой моджахеды, в том числе несколько чеченцев, были убиты. Сегодня в Кохате стоит памятник "мученикам". По свидетельству г-на Парачи, чеченцы прибыли в Кохат потому, что многие из их братьев содержались там в заключении. Считалось, что аэропорт Кохата использовался для доставки "террористов" в Соединенные Штаты Америки. Глава ВВС Пакистана, маршал авиации Мушаф Али Мир (Mushaf Ali Mir) был убит, когда в 2002 году его самолет упал при подлете к аэропорту Кохата.

Некоторые наблюдатели сравнивают чеченскую войну президента Путина с иракской войной президента Джорджа Буша-младшего (George W. Bush). Оба президента завязли в трясине, но проведенные Институтом Гэллапа (Gallup) опросы общественного мнения свидетельствуют, что их популярность поддерживается благодаря тому, что они делают каждый в своей зоне боевых действий. Оба они выиграли перевыборы на основе страданий невинных человеческих существ на местах боев. И оба они заслужили неодобрение всего мира за свои порочные "националистические" проекты.

 

Влияние чеченской войны на регион

("The Washington Post", США)

Кремль передал управление чеченским сопротивлением в руки самого жестокого лидера Шамиля Басаева, который будет стремиться распространить войну за пределы Чечни

Питер Финн (Peter Finn), 10 марта 2005

В начале прошлого месяца вооруженные люди открыли огонь по автомобилю заместителя министра внутренних дел Дагестана генерал-майора Магомеда Омарова. Они убили Омарова и троих его телохранителей.

В декабре мятежники в Кабардино-Балкарии убили четверых государственных служащих, разграбили их кабинеты, а затем подожгли. В ответ на это российские силы безопасности убили троих боевиков, заявив при этом, что именно они осуществили нападение.

После того, как во вторник был убит лидер повстанцев 53-летний Аслан Масхадов, Кремль и его союзники заявили о крупном успехе в длящейся уже десятилетие чеченской войне, заявив, что действия сепаратистов после этого пойдут на убыль.

Но российским силам не удалось предотвратить распространение конфликта за пределы Чечни. Своими продолжающимися нападениями на милиционеров, своими убийствами и взрывами боевики продолжают дестабилизировать обстановку в маленьких российских республиках на Северном Кавказе.

Самой жестокой операцией из этой серии был захват в сентябре прошлого года школы в Беслане, небольшом городке в Северной Осетии, в результате которого были убиты 330 человек, большинство из них дети.

Другие нападения проходят с меньшей известностью, хотя иногда они сопровождаются ожесточенными боями. В дагестанской Махачкале, например, недавняя стычка привела к гибели пяти боевиков и уничтожению более чем 15 домов, подожженных огнеметами и разрушенных российскими танками.

Смерть Масхадова 'наносит очень серьезный моральный, психологический и политический удар по терроризму', заявил в среду по телевидению член комитета Государственной Думы по безопасности Геннадий Гудков. Он отметил, что эта смерть 'вызовет процессы дезинтеграции, в том числе, и за рубежом, где находятся центры, опекавшие Масхадова'. Гудков сказал: 'Я не знаю, как они смогут существовать без него. У террористов нет никого, кто заменил бы Масхадова'.

Некоторые российские аналитики и противники войны в Чечне предсказывают прямо противоположный эффект. Они говорят, что Кремль передал управление чеченским сопротивлением в руки самого жестокого лидера Шамиля Басаева, исламского фундаменталиста, взявшего на себя ответственность за захват бесланской школы. Они утверждают, что Басаев будет стремиться к расширению войны за пределы Чечни.

'Басаев теперь единственный неоспоримый лидер, и он гораздо более непримирим, чем Масхадов, — сказал аналитик московского Центра Карнеги Алексей Арбатов. — Масхадов был его единственным конкурентом, и он отделял себя от некоторых самых ужасных террористических актов. Он был более умеренным, более гибким. Война уже распространяется за пределы чеченской границы, и Басаев еще больше ускорит и расширит данный процесс'.

В недавнем интервью, переданном по 4 каналу британского телевидения, Басаев заявил, что считает российских гражданских лиц вполне подходящими целями для ударов и имеет на нанесение таких ударов законное право. 'Мы планируем дополнительные операции по типу бесланской, потому что нас вынуждают это делать', — сказал он.

По появившимся в среду данным информационных агентств со ссылкой на представителей российской службы безопасности, Масхадов был убит в поселке Толстой-Юрт, что к северу от чеченской столицы Грозного, в результате взрыва гранаты, брошенной в бункер, где он скрывался.

Поскольку Басаев не согласен ни на какие переговоры, российские критики войны говорят, что теперь Кремль оказался в тупике конфликта, уничтожив возможного партнера по мирным переговорам. 'Теперь больше не с кем вести переговоры', — заявила газета 'Известия'.

Многие аналитики говорят, что Басаев имел значительно большее влияние среди чеченских боевиков, в то время как Масхадов, избранный президентом Чечни в 1997 году, пользовался поддержкой у простых чеченцев. Масхадов в ходе выборов, которые международные наблюдатели назвали демократическими, получил почти 60 процентов голосов.

В интервью по электронной почте, которое на прошлой неделе взяло у Масхадова 'Радио Свобода' — радиостанция, финансируемая США и ведущая вещание на русском языке, он сказал: 'По моему мнению, для начала диалога будет достаточно достичь соглашения по следующим вопросам: гарантия безопасности чеченского народа и защита региональных и военных интересов России на Северном Кавказе. Если мы сумеем открыть глаза нашим оппонентам, российским руководителям, мир может быть установлен'.

Кремль настаивает на том, что Масхадов самым тесным образом был связан с операциями Басаева, в том числе, с терактом в Беслане. Он утверждает, что очевидная попытка Масхадова дистанцироваться от терактов против гражданских лиц, идущая в унисон с его мирными инициативами, являлась лишь уловкой, чтобы предстать, особенно перед Западом, в виде умеренного политика.

'Весь регион становится горячей точкой', — сказала Ида Куклина, являющаяся сопредседателем Российского Комитета Солдатских Матерей, правозащитной организации, принявшей недавно участие в переговорах с представителем Масхадова в Лондоне. Участники этих переговоров согласились, что конфликт не может иметь военного решения.

Лидер фракции националистической партии 'Родина' в Государственной Думе Дмитрий Рогозин сомневается в том, что смерть Масхадова приведет к уменьшению насилия. 'В Чечне появилось поколение молодых боевиков, — сказал он, — которые создают радикальные исламские ячейки во всех республиках Северного Кавказа'.

И в среду идеолог боевиков Мовлади Удугов сказал также, что сейчас возможность для переговоров мертва. 'В современной истории российско-чеченской военной конфронтации начался новый этап, который не только не позволяет вести переговоры, но и не дает возможности для окончания войны', — написал Удугов в материале, помещенном на веб-сайте Кавказ Центр, который Масхадов использовал в качестве форума для убеждения в необходимости начала переговоров.

 

Пиррова победа Путина

("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

После смерти Масхадова у России нет политического доступа к Чечне

Даниэль Бресслер, 10 марта 2005

Пирр, царь Эпира и повелитель племен молоссов, был большим стратегом. Он победил римлян в битвах при Гераклее и Аускулум. Его потери, однако, были огромны, цена победы оказалась слишком велика. И, наконец, не военное искусство определило его место в истории, а понимание, что бывают победы, которых лучше не добиваться.

Владимир Путин, российский президент, не имеет врагов, хотя бы приблизительно сравнимых с римлянами. Он занят борьбой с несколькими тысячами кавказских боевиков и трудно определимым числом террористов. Войну с ними Путин ведет уже 5 лет, и эта война, с точки зрения Кремля, приносила ему немало успехов. Но ни один из них не может сравниться по своей символичности с последней победой — 'уничтожением' Аслана Масхадова, смертью президента мятежной Чечни. Как и любая другая, эта победа имеет свою цену. Боюсь, что она будет слишком велика.

Однако вопрос об этой цене в иллюзорном мире российской пропаганды не ставится. Для нее Масхадов был безжалостным террористом, инициатором таких страшных преступлений, как взятие заложников в бесланской школе. Само собой разумеется, что в свете этой пропаганды смерть такого человека делает Россию чуть-чуть безопаснее. Однако нужно сильно недооценивать Путина, чтобы считать, что он сам верит этому.

Путин точно знал, с кем он имел дело: с человеком, который понял безнадежность положения. Масхадов осознавал, что его люди только терзают Россию, но никогда не смогут ее победить. Ему хотелось бы войти в историю миротворцем. Недавно он объявил о приостановке военных действий и чуть ли не умолял Путина о переговорах.

С точки зрения Кремля, однако, протянутая Масхадовым рука была опаснее, чем гранатомет. Лидер сепаратистов апеллировал к общественному мнению на Западе, пытался оказать нажим на Путина, установив контакты с организацией солдатских матерей. Теперь все кончено.

Среди чеченских сепаратистов больше нет никого, с кем русские могли бы вести переговоры. Только у Масхадова была готовность к этому и только у него как избранного президента Чечни были для этого необходимые полномочия. Теперь же тон будут задавать такие жестокие главари, как Шамиль Басаев. Эти люди говорят в основном на языке террора, и они по-своему ответят на смерть Масхадова.

Такое впечатление, словно Путин сжег последний мост. Кроме применения силы, у него больше не остается никаких вариантов. 'Еще одна такая победа, — сказал, по преданию, Пирр, — и мы уничтожены'.

 

Смерть Масхадова может вызвать обострение конфликта в Чечне

("The Financial Times", Великобритания)

Раньше молодые чеченцы, которые бежали от Кадырова, могли выбирать между Масхадовым и Басаевым. Сейчас у них нет выбора

Аркадий Островский, 10 марта 2005

В Кремле считают, что смерть лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова — это лучшая новость для президента Путина за последние месяцы.

Президент не торопился выступить по телевидению после захвата школы в североосетинском городе Беслане. Однако он появился на главных телеканалах страны уже через полчаса после сообщения о смерти Масхадова.

Уничтожение Масхадова является ярким моментом жесткой политики, проводимой г-ном Путиным в Чечне, которая помогла ему прийти к власти в 2000 году, но не принесла положительных результатов.

Эта новость очень кстати: она поможет снова повысить рейтинги популярности президента.

Кремль, таким образом, как бы выдергивает ковер из-под ног западных дипломатов, которые считали Масхадова фигурой умеренных политических взглядов по сравнению с другими лидерами чеченских сепаратистов, и призывали Кремль к переговорам с ним.

Теперь вести переговоры не с кем. Как говорили в сталинские времена: 'нет человека — нет проблемы'.

Тем не менее, противники г-на Путина утверждают, что уничтожение Масхадова может прибавить проблем в Чечне и обострить конфликт, а не способствовать его решению. Масхадов был избран президентом Чеченской Республики в 1997 году и возглавил повстанческое движение два года спустя, когда Россия ввела войска в Чечню. Среди сепаратистов его голос был самым умеренным, и он был готов вести переговоры с Москвой.

Масхадов осудил теракт в Беслане, а в прошлом месяце объявил о временном прекращении огня, но в Кремле это расценили как хитрую и циничную уловку. Даже советник президента Путина Асламбек Аслаханов признал, что факт прекращения огня доказывает, что Масхадов имел влияние на боевиков. Однако он добавил, что уверенности в том, что Масхадов мог обеспечить выполнение условий мирного договора с Москвой, не было.

Смерть Масхадова уменьшает шансы на политическое урегулирование конфликта, который продолжается уже десять лет. Специалист по Чечне и автор нескольких книг о чеченском конфликте Анна Политковская говорит, что смерть Масхадова сыграет на руку радикальному террористу Шамилю Басаеву, который взял ответственность за события в Беслане, а также за захват московского театра на Дубровке, в результате которого погибло не меньше людей.

'Масхадов был лидером более сдержанной части чеченского сопротивления. Он считал, что борьба с Россией должна ограничиваться военными операциями, в то время как Басаев всегда утверждал, что все средства хороши', — сказала г-жа Политковская.

'После смерти Масхадова Басаев останется единственным лидером чеченской оппозиции'.

Несмотря на то, что более радикально настроенные чеченцы не подчинялись Масхадову, его 'присутствие было сдерживающим фактором для полевых командиров'.

Политика, проводимая Москвой в этом крайне сложном и нестабильном регионе Северного Кавказа в последние несколько лет, оказалась неэффективной.

Из Чечни конфликт перекинулся в соседние исламские республики, ситуация в которых до недавнего времени была относительно спокойной. Наблюдатели, включая тех из них, кто близок к Кремлю, считают, что, публично приблизив Рамзана Кадырова, в прошлом жестокого боевика и сына бывшего президента Чечни, назначенного Москвой, но убитого во время теракта в прошлом году, г-н Путин может еще больше дестабилизировать ситуацию в регионе.

Г-ну Кадырову, который занимает пост заместителя премьер-министра, позволили иметь собственную армию, которая, по всей видимости, не подчиняется федеральным силам в Чечне. Предполагалось, что г-н Кадыров переманит на свою сторону боевиков из группы Масхадова, и они будут воевать между собой.

Однако никто из сторонников Масхадова не перешел на сторону г-на Кадырова, который вместо этого стал набирать настоящих головорезов, которые похищают людей и занимаются устрашением гражданского населения, сообщает представитель российских органов безопасности.

Нищета и чувство мести — вот что заставляет многих молодых людей на Северном Кавказе пополнять ряды боевиков.

'Раньше молодые люди, которые бежали от Кадырова, могли выбирать между Масхадовым и Басаевым. Сейчас у них нет выбора', — сказала г-жа Политковская.

 

Чечня: Стратегия Европы

("Frankfurter Rundschau", Германия)

Смерть Масхадова говорит многое о замыслах Москвы, направленных на то, чтобы закрыть все возможности для политического решения проблемы

Мартин Винтер (MARTIN WINTER), 10 марта 2005

Смерть бывшего чеченского президента Аслана Масхадова особой реакции в Европейском союзе не вызвала. Брюссель как посредник в войне за сепаратистский регион списал его со своих счетов. После отказа Владимира Путина видеть в Масхадове партнера по переговорам, делать ставку на него не было больше никакого смысла.

Часть представителей Европейского парламента относится к этому иначе. Так, председатель подкомитета по правам человека, представитель французских 'зеленых' Элен Флотр (Hеlеne Flautre), настаивает на проведении в парламенте в связи со смертью Масхадова дискуссии. Смерть Масхадова говорит многое о замыслах Москвы, направленных на то, чтобы 'закрыть все возможности для политического решения проблемы'.

Представители ЕС, курирующие вопросы внешней политики, как и парламентарии, стремятся к политическому урегулированию. Но после появления многочисленных и одновременно бесплодных резолюций они сделали ставку на спокойное и настойчивое использование дипломатических средств. Ключевым в данном случае является документ, принятый год назад в ведомстве главного дипломата ЕС Хавьера Соланы (Javier Solana). В нем говорится, что вопрос 'нарушения прав человека в Чечне необходимо постоянно поднимать' в рамках политического диалога с Москвой.

Одновременно российскому президенту Путину были предложены посреднические услуги. Он их не принял, но после последней встречи с канцлером Германии Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder) дверь для участия ЕС в восстановлении Чечни была открыта. В Комиссии ЕС теперь идет работа над практической стороной дела. Впрочем, является ли это возможностью для оказания европейской помощи в политическом урегулировании конфликта, — тут дипломаты проявляют большую осторожность.

В настоящее время они связывают некоторые надежды с испанцем Жиль-Роблесом (Gil Robles), курирующим в Совете Европы, резиденция которого находится в Брюсселе, вопросы, связанные с правами человека. Некоторым дипломатам Роблес кажется подходящей фигурой по той причине, что у него хорошие отношения как с Путиным, так и с чеченцами. Обе стороны, говорят в Брюсселе, уважают его.

Помимо таких непосредственных, пусть даже не привлекающих всеобщего внимания попыток найти политическое решение проблемы, европейская дипломатия делает ставку на кавказскую политику, которая должна способствовать умиротворению всего региона и, тем самым, пойти также на пользу Чечне. С другой стороны, в Брюсселе надеются на косвенное, но в долгосрочном плане стабильное воздействие идущих переговоров с Россией по вопросу заключения договоров. У России, тесно связанной с ЕС выгодными договорами о сотрудничестве, видимо, будет больше готовности идти на изменение курса в чеченском вопросе.

Таким образом, ЕС следует линии политических объятий, которую представляет Берлин, и которую считают верной и в других столицах Союза. Тесно связанная с ЕС Россия, таков расчет, будет искать политическое решение чеченской проблемы, уже исходя из своих собственных интересов, так как в ином случае конфликт может в долгосрочном плане представлять угрозу российским интересам, связанным с доходным экономическим и тесным политическим сотрудничеством с ЕС.

 

Новый царь говорит вам спасибо. . .

("Le Monde", Франция)

В 1818 году генерал Ермолов дал Николаю I разгадку этой борьбы: 'Чеченский народ своим примером пробуждает дух восстания и любви к свободе в самых преданных слугах Вашего Величества'. Путин перевел на свой полковничий язык уроки царского империализма: вечных повстанцев следует 'мочить в сортире'

Андре Глюксман (Andre Glucksmann), 10 марта 2005

Господа Ширак (Chirac), Буш (Bush) и Шредер (Schroeder), спасибо. Аслан Масхадов, президент Чечни, избранный в присутствии международных организаций, мертв. Убит.

План российских властей удался: теперь им противостоит лишь Шамиль Басаев, лидер-экстремист, созданный ими и бесчисленное число раз ими пощаженный, от Буденновска до Дагестана. Господин Путин, советский агент, проводящий отпуск в компании с господами Шредером и Берлускони (Berlusconi), обретает свое альтер-эго в лице террориста, у которого еще нет такого закала, но столь же жестокого. Массовая бойня может продолжаться, и теракты будут совершаться вновь и вновь.

Аслан Масхадов объявлял одностороннее прекращение огня и заявлял, что он отстаивает западные ценности, а не убеждения радикального исламизма. Это прекращение огня, которое длилось месяц, соблюдалось всеми боевиками — бойцами чеченского сопротивления — Масхадов показал свою силу. И в этот момент его убили. Чтобы дух 'перманентных революций', который наш друг-царь ненавидит, не охватил Северного Кавказа.

Ни один из лидеров Запада не осмелился призвать Кремль вступить в переговоры с единственным признанным и законным лидером народа-мученика, народа героического. Вспомните о генерале Масуде (Massoud) в Афганистане. Он боролся сначала с русскими, затем с исламистами; западные демократии оставили его, он был убит, что было на руку бен Ладену (Ben Laden). Повторим еще раз: ни один из наших представителей власти не противоречил Владимиру Путину, когда он свел вооруженное сопротивление чеченских сепаратистов к международному терроризму. Напротив, Ширак и Шредер объявили хозяина Кремля архангелом мира, принимая во внимание его симпатии к Саддаму Хусейну (Saddam Hussein). Это дало ему право играть белыми, и человек из КГБ воспользовался этим.

Лишенные морали, наши руководители демонстрируют к тому же заметную политическую тупость. Какой лидер сможет теперь успокоить тысячи мучеников, которые помышляют только о мести? Какой лидер будет в состоянии вести переговоры, если русские однажды увидят, что в их душах царит безумие убийства? Как найти в этом молодом поколении, которое видело на своем веку только войну и репрессии, фигуру, равную Масхадову по масштабам и терпению? Чечня еще глубже будет погружаться в бездну ужаса. Но она потонет в ней не одна.

Кто остановит обезумевших от боли боевиков, если они захотят взорвать атомную станцию в России? Коррумпированные спецслужбы? Очевидно, что нет. Кто ограничит влияние Басаева, бывшего агента ГРУ, спецслужб и российской армии, на чеченское сопротивление? Кто, если не Аслан Масхадов?

Умирая, Ясир Арафат (Yasser Arafat) удостоился почестей Франции и Европы. Чеченский президент, никогда не призывавший к убийству мирных граждан, умер один, как и сражался один. Забытый всеми, изолированный в своих мятежных горах, видя, как народ его гибнет при общем безразличии, Масхадов без всяких условий осудил захват заложников на Дубровке и ужас Беслана, предложив лично воспрепятствовать убийству невинных. Он также полностью осудил теракты 11 сентября.

Герой сопротивления, он предложил мирный антитеррористический план, в котором вопрос независимости откладывался. Во имя мира. Этот план предусматривал разоружение боевиков под международным контролем. ООН, ЕС, ОБСЕ, НАТО и все организации, которые призваны сохранять мир между народами и гарантировать самоопределение наций, даже не отважились обсудить этот план, разработанный еще три года назад, о котором не уставал говорить Масхадов.

Несмотря на фильтрационные лагеря, операции по зачистке, насилие и похищения, гибель около четверти населения — представьте, что в Италии и во Франции кровавая бойня унесла от 10 до 15 миллионов человек — и изгнание запуганного мирного населения, Чечня продолжает бороться с варварством русских, и не дает увлечь себя 'сиренам' религиозного фанатизма. Почему такое ожесточение против народа, который когда-то составлял миллион человек? Почему так мало сострадания?

Навязчивая идея Москвы не отвечает ни стратегическим мотивам, ни простым энергетическим интересам. Главная цель трехвековой колониальной войны и русской жестокости на Кавказе — воспитательная. Великие русские поэты часто повторяют об этом: властям надо показать пример и преподать самим русским урок: что будет, если они не будут повиноваться указам. В 1818 году генерал Ермолов дал Николаю I разгадку этой борьбы: 'Чеченский народ своим примером пробуждает дух восстания и любви к свободе в самых преданных слугах Вашего Величества'. Путин перевел на свой полковничий язык уроки царского империализма: вечных повстанцев следует 'мочить в сортире'. Да, у Масхадова руки были в крови, как у всех борцов сопротивления во Франции и в других странах. Он сражался с вооруженным врагом, который руководствовался идеей геноцида. В наши дни плохо быть борцом сопротивления, настоящим борцом. Он мертв, благодаря бессилию нашего языка. Мы неистово трубим о геноциде, только когда народ истребляется целиком, как в Руанде в 1994 году. Мы называем 'борцами сопротивления' салафитов или саддамитов, которые перерезают горло избирателям и сотрудникам избирательных комиссий в Ираке, но отказываемся назвать этим словом борцов за свободу, которые не хотят смириться с истреблением своего народа. Отказываясь называть вещи своими именами, называть Масхадова президентом и патриотом, западные руководители заранее согласились на его убийство.

Он любил меня. Во время моих странствий по Чечне (июнь 2000 года) мы не могли по-настоящему поговорить: трижды наши встречи прерывались бомбежками. Я ему передал свои вопросы. Он мне ответил длинным письмом на кассете, в этом письме он осуждал исламизм, он заключил письмо фразой: 'Никогда в свободной Чечне чеченская женщина не будет обязана носить чадру'.

В конце своей последней повести 'Хаджи-Мурат' — своем литературном и политическом завещании — Толстой описывает такую сцену: безвольному царю на подносе несут голову представителя чеченской знати.

Аслан Масхадов убит вчера в деревне Толстой-Юрт. Чечня потеряла своего де Голля (de Gaulle). Мы — вновь потеряли честь.

 

Отныне двое убийц противостоят друг другу: Путин и Басаев

("L'Express", Франция)

Иллюстрация к обещанию «замочить всех»

Андре Глюксманн (Andre Glucksmann), 15 марта 2005

Беседу провели Ален Луйо (Alain Louyot) и Пьер Ганз (Pierre Ganz) — RFI в рамках программы RFI-L'Express 'Гость недели'

 

— Кто повинен в гибели Аслана Масхадова? Сам Владимир Путин?

— Это кажется очевидным, поскольку действовали его службы. Путин — порождение ФСБ, которой он и руководил. Это сотрудник прежнего КГБ, политической полиции, занимавшейся Гулагом. Он не выразил сожаления по поводу того, что Масхадова не арестовали. Он остался очень доволен тем, что Масхадов убит, уничтожен.

— Это убийство — ошибка или просчет?

— Для нас — это катастрофа, потому что мы соучастники этой драмы. А для Путина — это завершение дела. Он сам оценил голову Масхадова. И, поскольку ни одно западное правительство не возражало, он почувствовал, что руки у него развязаны, и вот теперь они у него в крови.

— Есть ли здесь сходство с гибелью полковника Масуда?

— Через несколько дней после убийства в 2001 году Масуда, сражавшегося против русских и против исламистов в Афганистане, произошла трагедия 11 сентября на Манхеттене. Масхадов ведь тоже был начальником штаба сепаратистов. Он задал русским жару во время первой чеченской войны, освобождая свою столицу Грозный. Он смог подписать мир с Ельциным и всегда решительно осуждал терроризм в отношении гражданского населения. Он это неоднократно повторял еще до трагедии в Беслане или в московском театре. Недавно он называл себя сторонником мягкой революции, произошедшей на Украине и в Грузии. Он представлял собой типичного переговорщика, и его хорошо знало как население, так и большинство боевиков. Даже Шамиль Басаев, когда Масхадов объявил о прекращении огня, был вынужден подчиниться. Так как в глазах чеченцев, которые ужасно страдают после десятилетия войны, он был словно зацепкой для возможных переговоров. И у него был мирный план. Нельзя выразить словами, до какой степени настрадались чеченцы. 200 000 из них погибли — пятая часть населения, что в масштабах Франции составило бы 10 миллионов погибших!

— Сегодня Шамиль Басаев заявляет: 'Джихад продолжается'. Так, словно он удовлетворен тем, что произошло...

— Я думаю, что он очень доволен. Отныне друг другу противостоят двое убийц: Путин и Басаев. У них явно общая культура. Они не ведут переговоров, они убивают. Только Басаеву не подконтрольно все население. Когда проходили выборы, он набрал только 23% голосов, а Масхадов 64%. Но не так страшен Басаев, как те молодые люди, которым в начале войны было 10 лет, а сейчас 20, которые выжили и не знают ничего, кроме войны, опустошения и пыток. Масхадов был способен сдержать эту молодежь. Теперь страшнее Басаева опасность хаоса.

— А нет ли риска того, что радикальный исламизм станет главенствующим в чеченском сопротивлении?

— Он может действовать внутри сопротивления, но не завладеть им. Сами чеченцы не захотели, чтобы их женщины закрывали лицо, когда ваххабитами была предпринята попытка установления шариата, так как это был окончательный разрыв с чеченскими обычаями, где решение принимает семья, а отнюдь не нечто, привнесенное извне. Но сегодня среди безумия и хаоса исламисты могут воспользоваться ситуацией.

— Какой мог быть у Путина интерес в ликвидации Масхадова?

— Это иллюстрация к его обещанию замочить всех. И демонстрирует его убеждение, что чем больше он наводит ужас на чеченцев, тем более великим человеком он кажется. Он стремится взрастить на чеченском примере добровольное рабство, чтобы показать русским, что, если они не будут следовать указам, им обеспечена участь чеченцев.

— Мог ли Запад помешать Путину уничтожить чеченского президента?

— Конечно! Путин явно не дурак. Он уступает, когда Запад выражается ясно и настойчиво. На Украине, после попытки отравить лидера оппозиции, он сдался. Когда демократы дают ему понять, что это может дорого ему стоить в экономическом и дипломатическом плане, он уступает. Но тут он почувствовал, что руки у него развязаны.

Андре Глюксманн, философ и ученый, автор книг 'Запад против Запада' и 'Беседы о ненависти'.

 

Взгляд на Чечню без Масхадова

(ASIA TIMES/RADIO FREE EUROPE )

10 марта 2005

Лиз Фаллер

Лидер чеченских сепаратистов Аслан Масхадов был убит 8 марта во время проведения специальной операции в поселке Толстойюрт, расположенном на севере от Грозного. Об этом в тот же день сразу сообщили все российские СМИ, ссылаясь на официальное заявление представителя Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе полковника Ильи Шабалкина.

Смерть Масхадова уничтожила последнюю надежду на то, что непрекращающийся конфликт в Чечне может быть решен мирным путем, за столом переговоров. Командование полуавтономными вооруженными формированиями сепаратистов, отдельные группы которых в течение многих месяцев были способны проводить свои акции одновременно и в то же время независимо друг от друга, теперь передаются в подчинение радикальному полевому командиру Шамилю Басаеву, следующему после Масхадова по старшинству и опыту.

И если Масхадов периодически пытался получить согласие России на проведение переговоров о мирном урегулировании, которое смогло бы гарантировать безопасность чеченского народа в составе Российской Федерации, то Басаев ясно дал понять, что он совершенно не заинтересован в мирном сосуществовании с Россией. Однако не исключено, что в ближайшие месяцы на арене появятся другие лидеры чеченских сепаратистов, — либо малоизвестные, либо пока еще совсем неизвестные, — которые бросят Басаеву вызов в борьбе за первенство, или будут действовать независимо от него.

Как считает бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, который вел переговоры с террористами во время захвата школы в североосетинском городе Беслан, переговоры с этими новыми потенциальными лидерами сепаратистов будут "несравнимо более трудными", чем с Масхадовом и его окружением, даже если предположить, что российское руководство даст согласие на какие-либо переговоры.

В интервью, которое Аушев дал Новой Газете в прошлом месяце, он подчеркивал, что было бы неправильно относиться к новому поколению сепаратистов как к "дикарям". Аушев охарактеризовал их как "энергичных политических деятелей, вооруженных агрессивной идеологией... Они хорошо информированы и располагают самыми современными технологиями". Кроме того, новое поколение боевиков намного более восприимчиво к радикальным исламским идеям, чем Масхадов.

Смерть Масхадова также снимает в глазах террористов последние ограничения на совершение террористических нападений на мирных российских жителей и на распространение войны за пределами Чечни. До недавнего времени Масхадов настаивал на том, чтобы его боевики действовали в соответствии с Женевскими Соглашениями о ведении военных действий, чтобы они воздерживались от убийств мирных жителей и от совершения террористических актов на территории Российской Федерации.

Однако уже в своем последнем интервью, данному северокавказскому бюро радиостанции "Свободная Европа" на минувшей неделе, Масхадов намекнул, что он мог бы снять свой запрет на ведение военных действий на территории других республик Северного Кавказа, чтобы усилить давление на Россию с целью заставить ее положить конец войне.

Он говорил о появлении автономных военных формирований в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Все эти формирования поддерживают тесные связи с Басаевым, а многие их члены проходили обучение в его лагерях. Именно Басаев взял на себя ответственность за многочисленные террористические акты, в том числе и за взятие заложников в Беслане и в московском театре в октябре 2002 года, а также за убийство бывшего президента Чечни Ахмада-хаджи Кадырова в мае 2004 года.

Смерть Масхадова почти наверняка приведет к активизации сепаратистов на Северном Кавказе, и это произойдет сразу, как только весенняя листва обеспечит боевикам хорошее укрытие. Соответственно, Москва приступит к укреплению проправительственных чеченских военных формирований и расширит полномочия Рамзана Кадырова, — сына погибшего Ахмада-хаджи, первого заместителя председателя правительства Чечни и советника полномочного представителя президента России в Южном федеральном округе, — которого сейчас больше всех боятся и, возможно, больше всех ненавидят в Чечне.

Президент России Владимир Путин уже явно считает Кадырова самым достоверным и надежным источником "объективной" информации об "истинном" положении в Чечне. Кроме того, само обстоятельство, что Федеральная служба безопасности России сумела убить Масхадова, дает Кадырову дополнительный стимул для исполнения своей клятвы убить Басаева — единственную фигуру, способную координировать и руководить действиями сепаратистов на Северном Кавказе.

Скорее всего, так и останутся без ответа главные вопросы: было ли известно спецслужбам о местонахождении Масхадова заранее, или эта информация поступила только в последний момент? Была ли акция по ликвидации Масхадова запланированной, или его кто-то предал по неизвестным причинам? 7 марта информационный сайт "Лента.ру" сообщил, что Масхадов был среди 15 чеченских боевиков, захваченных на юго-востоке Чечни, приблизительно в 70 км от того места, где его убили.

Масхадов родился в Казахстане в 1951 году. В конце 1950-х годов он с семьей вернулся в Чечню и сделал хорошую карьеру в советских вооруженных силах. Нет сомнения в том, что он был ключевой фигурой в событиях в Чечне, которые там происходили в течение минувших десяти лет, начиная с убийства президента Джохара Дудаева в апреле 1996 года.

Именно Масхадов, будучи начальником штаба чеченской армии, договаривался с секретарем Совета Безопасности России Александром Лебедем о подписании двух соглашений, которые положили конец войне 1994-1996 годов, проложили путь к выводу российских войск из Чечни и обеспечили Масхадову победу на президентских выборах в январе 1997 года.

Но почти с самого начала Масхадову бросили намеренный вызов наиболее безжалостные и беспринципные конкуренты, такие, как Басаев, провокационное вторжение которого в соседний Дагестан летом 1999 года стало причиной начала новой войны.

 

Масхадов: сотворение мученика

("Time", США)

Войну ведут не боевики в лесах, а джамааты — небольшие мобильные группы, верные Басаеву и часто легально живущие в городах и селах

Пол Куинн-Джадж (Paul Quinn-Judge), 14 марта 2005

При жизни воинов оценивают по отваге, проявленной на поле боя. После смерти — по тому, как они умерли. Российские спецслужбы, окружившие на прошлой неделе убежище лидера чеченских сепаратистов Аслана Масхадова в деревне Толстой-Юрт, предложили ему сдаться. Он отказался, и федералы взорвали бетонное укрытие, убив его.

Этот последний акт неповиновения изменил репутацию Масхадова. На протяжении многих лет значительное число бывших соратников презирали его как слабого политического лидера, который после победоносной войны за отделение от России в середине 1990-х позволил бандитам и религиозным фанатикам захватить контроль над Чечней. Радикальные партизаны осуждали его стремление к переговорам с русскими. Многие простые чеченцы ненавидели его как источник своих бед. Но теперь Масхадов стал мучеником за ислам и свой несчастный народ, и его смерть может привести к дальнейшему обострению жестокой войны с Россией.

Никто в Чечне не осмелился открыто отметить смерть Масхадова. Как минимум восемь его родственников исчезли в декабре прошлого года — как сообщали местные и национальные газеты, таким образом про-российская администрация Чечни, очевидно, пыталась принудить его сдаться. Однако в республике появились признаки нарастающей поддержки единственного чеченского президента, чье избрание международное сообщество признало законным. 'Он не сбежал и не сдался, как имам Шамиль, — говорит чеченец, сражавшийся вместе с Масхадовым в середине 90-х, имея ввиду легендарного чеченского партизана 19-го века, который спокойно жил в российской ссылке. — Он был непростым человеком, сложным для понимания и закрытым. Но мы его простили'.

Финансируемый радикальными исламистами сайт Kavkaz Chat уделял Масхадову мало внимания, пока он был жив. Однако уже через несколько часов после его гибели, сайт был завален сотнями сообщений, восхвалявших его как национального героя и шахида.

Лидеры радикальных партизан добавили сообщению свой смысл. Их главный пропагандист Мовлади Удугов заявил, что смерть Масхадова отметила 'новый период' в войне с Россией. Теперь не будет переговоров или временных приостановок боевых действий, сказал он, поклявшись, что война окончится только тогда, когда режим, создающий и питающий агрессию против чеченского государства и кавказских мусульман, будет окончательно уничтожен'.

В начале 1990-х, когда Советский Союз начал распадаться, полковник артиллерии Масхадов вернулся в Чечню, чтобы руководить разработкой военной стратегии для восстания против России в 1994-1996. В 1997 он был избран президентом Чечни с большим перевесом голосов, но быстро утратил поддержку, потому что не смог помешать республике скатиться до анархии. В конце 1999 года российские войска вновь вторглись в Чечню и сбросили его сепаратистское правительство, и Масхадов оказался в бегах, постоянно переезжая с место на место и поддерживая контакты в основном через курьеров. Обычно его сопровождали три-четыре телохранителя, а мобильные группы безопасности — в последнее время около 15 человек, переодевающиеся в форму полиции про-российского лидера Рамзана Кадырова, — при необходимости находились в радиусе действия рации.

Чеченские источники, внимательно следящие за ходом войны, сообщили 'Time', что 53-летний Масхадов в последний раз связался со старшими офицерами партизан возле Шали, небольшого городка в 26км к юго-востоку от Грозного, 21 февраля. В то время он скрывался в селе на лесистых холмах Ножай-Юртского района, еще в 40 км к востоку. Как и нередко в прошлом, он жил буквально под носом у врага. Номинально село контролировалось про-российскими чеченскими войсками. Родина Кадырова, Центорой, расположена всего в 20 км отсюда. Масхадов планировал перебираться в западную часть республики, в сторону Ачхой-Мартана.

Когда его охрана не вышла на связь, партизаны начали обзванивать масхадовских связных. Используя его различные клички, включая ту, которую он сам сильно не любил, 'Большие уши', они спрашивали, не видел ли кто-нибудь Масхадова. Все отвечали отрицательно, но особой паники это не вызвало. Среди партизан ходили слухи о предстоящих секретных переговорах с Москвой, и они предположили, что он исчез как раз с этими целями. Однако в этом месяце они узнали, что россияне захватили одного из связных Масхадова в Ножай-Юрте. Чеченцы считают, что того пытками (которые, по мнению правозащитных организаций, регулярно применяются обеими сторонами) заставили выдать местонахождение лидера.

По словам россиян, они выследили Масхадова 8 марта в Толстой-Юрте, в 16 км к северу от Грозного. Выбор убежища был типично контринтуитивным. Толстой-Юрт давно известен неприятием лидеров оппозиции, и чтобы попасть туда, Масхадову нужно было преодолеть несколько крупных российских КПП. Именно там, по словам федеральных войск, они и нашли его — в доме в центре села, в подземном убежище, оборудованном практически ничем, кроме кровати и отопления.

В течение конфликта с Россией оказывавшийся во все большей изоляции Масхадов видел, как многие из его ближайших соратников погибли или сдались. Периодически он встречался с радикальным лидером партизан Шамилем Басаевым, который стоял за такими зверскими терактами, как захват театра в Москве в октябре 2003 и школы в Беслане в сентябре прошлого года. Однако Масхадов не принимал террористическую тактику Басаева, а тот презирал Масхадова за призывы к мирным переговорам. На прошлой неделе чеченское сопротивление оперативно назвало имя нового президента, Абдула Халима Сайдулаева, главы шариата (исламского суда). Сайдулаеву около 35, и он очень мало известен. Москва и про-российские чеченцы считают его марионеткой Басаева.

Некоторые кремлевские чиновники теперь предсказывают партизанскому движению медленную смерть. Несколько ветеранов в горах вполне могут решить заключить с властями мир. Но после смерти Масхадова Басаев может обрести еще большее влияние. А войну все чаще ведут не боевики в лесах, а 'джамаат' — небольшие мобильные группы, верные Басаеву и часто легально живущие в городах и селах. Именно такие люди участвовали в захвате московского театра и бесланской школы. В прошлом месяце Басаев предупредил, что планирует новые операции 'вроде Беслана'. Для таких людей смерть Масхадова — двойной подарок. Она дает сопротивлению нового национального героя и одновременно убирает единственного человека, мешавшего им объявить России и ее населению тотальную войну.

 

Прощай, Аслан Масхадов, наш герой

("Le Monde", Франция)

Мало кто вспоминает о том, что он принял решение передать пленных русских солдат их матерям, при условии, что они увезут их домой, увезут их за пределы Чечни

Майрбек Вачагаев, 15 марта 2005

Чеченцы потеряли своего президента, человека, ни на день не оставлявшего воюющую Чечню. Взамен они обрели героя, убитого в угоду амбициям президента Путина. Убийство это утолило самые темные инстинкты России, которая показала свое лицо, его мрачную изнанку.

Это был человек, больше всего желавший мира, он был готов прибыть на русскую военную базу в Моздоке, чтобы спасти детей Беслана. При его избрании присутствовали представители Совета Европы и ОБСЕ, многочисленные международные наблюдатели. Смерть его убивает слабую надежду на мир в измученной Чечне, на мир на всем Северном Кавказе.

Аслан Масхадов появился на политической сцене в период распада Советского Союза, когда начинало складываться новое чеченское государство. Подобно первому президенту, Джохару Дудаеву, он вернулся на родину, отказавшись от блестящей карьеры, ради служения своему народу, которому он хотел передать весь свой опыт.

За три года полковник Масхадов, бывший офицер советской армии, заслужил уважение на родине. Накануне войны, в 1994 году, он занял пост главы генштаба вооруженных сил Чеченской республики Ичкерия, и противостоял одной из сильнейших армий мира. Вскоре он столкнется на поле боя с бывшими товарищами по оружию, такими как Виктор Казанцев, — на этот раз они окажутся на стороне противника. Не случайно, что после избрания президентом он приглашает на церемонию инаугурации некоторых из тех, с кем недавно сражался.

Одна из черт характера Масхадова: он всегда старался убедить своих врагов встать на путь переговоров, никогда не оскорбляя кого бы то ни было. Мало кто вспоминает о том, что он принял решение передать пленных русских солдат их матерям, при условии, что они увезут их домой, увезут их за пределы Чечни. Разве такое бывало прежде?

Он проявил свои качества полководца, во время взятия Грозного в августе 1996 года. Подразделения российской армии были тогда полностью окружены, и лишь личное участие генерала Лебедя, его добрая воля, спасли их от уничтожения.

Но, по собственному признанию генерала Лебедя, он отправлялся на встречу не с мятежником, а с офицером, для которого честь не была пустым звуком. И Масхадов проявил себя, как талантливый переговорщик. В Хасавюрте он смог убедить российскую делегацию подписать договор, по которому Чечня де-факто признавалась субъектом международного права.

Аслан долго отказывался выставить свою кандидатуру на президентских выборах в Чечне. Друзья старались убедить его, политики и советы старейшин требовали от него этого; он дал свое согласие только тогда, когда понял, что война еще не закончена, что возрастает опасность противостояния между чеченцами.

Он победил с большим отрывом. Люди голосовали за него, потому что он был противником войны, люди считали, что он добьется мира и согласия. В том числе и с Россией. Но ему пришлось решать внутренние проблемы. Его команда разделилась.

Он считал победой во внешней политике мирный договор с Россией, подписанный 12 мая 1997 года в Москве. Стороны сошлись на том, что этот договор должен положить конец четырехсотлетнему противостоянию между чеченцами и русскими. Он не пострадал, когда на него было совершено покушение, но был потрясен, что за этим покушением стояли чеченцы. Больше всего Масхадова возмутило то, что они действовали подло.

Аслан Масхадов рассчитывал на поддержку европейских стран, пусть только моральную. Она была нужна, как воздух. Но Запад игнорировал его призывы. Все склонились перед волей Москвы.

Он радовался открытию каждого предприятия в разрушенной стране, в столице, обращенной в пепел, где 90% населения были без работы. Но его усилия сводились к нулю. Виной тому деструктивные силы внутри страны, эта вооруженная оппозиция, обязанная ему своим спасением, поскольку он отказывался устранить ее. Он видел в представителях оппозиции не врагов, но сограждан, которым следовало объяснить намерения власти, показать, какими средствами можно привести республику к процветанию.

Говорили, что он слишком хорош, чтобы быть президентом Чечни; однако, мало кто знает, что он шел на компромисс не из слабости, таков был его политический выбор, позволивший избежать междоусобной войны между чеченцами.

Это был любящий отец, и если он никогда не говорил о своих детях, дочери Фатиме и сыне Анзоре, как требуют чеченские традиции, то он с радостью готов был говорить о своих внуках.

С начала этой войны, в 1999 году, он был искренне убежден, что российский президент Владимир Путин не понимает ситуации, и что на переговорах можно было решить спорные вопросы. Он хотел верить, что ему противостоит враг, помнящий о чести, способный стремится к добру. Он ошибался.

Сегодня, измученная Чечня втайне оплакивает его, несмотря на запреты. Он навсегда стал символом борьбы за свободу. Эта борьба продолжается.

Майрбек Вачагаев — бывший пресс-секретарь Аслана Масхадова.

 

Убийство Аслана Масхадова: политика худшего

("L'Express", Франция)

Метастазы войны проникают и в другие республики Северного Кавказа

Сильвен Паскье (Sylvaine Pasquier), 15 марта 2005

Москва довольна, что 'уничтожила' президента чеченских сепаратистов Аслана Масхадова. Однако его гибель может привести к радикализации сопротивления

Словно выставляя на всеобщее обозрение труп врага, российские телеканалы упорно показывали тело 53-летнего Аслана Масхадова, полуобнаженного, лежащего в луже крови, — сакральной жертвы политики худшего, проводимой Владимиром Путиным. 8 марта генерал Илья Шабалкин, представитель штаба российских войск на Северном Кавказе, объявил о смерти президента чеченских сепаратистов, убитого, по его словам, во время рейда специальных войск ФСБ (бывшего КГБ) в Толстой-Юрт, небольшое селение в 20 км севернее Грозного, находящееся в зоне, строго контролируемой федеральными войсками. Сразу стало понятно, что российские спецслужбы стремятся приписать себе 'успех' операции. Глава ФСБ Николай Патрушев поспешил в Кремль, чтобы, под услужливым взглядом телекамер, доложить 'хозяину дома' об 'уничтожении международного террориста и командира бандформирований Масхадова'. В ответ Путин принял решение представить к наградам подразделение, совершившее этот подвиг.

И все-таки обстоятельства, связанные с гибелью Масхадова далеко не так ясны. Было ли это предательство, или его нашли случайно? Погиб ли он при взрыве бункера, или его застрелил телохранитель? Было ли так решено, или это произошло случайно? Именно в этот день или двумя сутками раньше — милиционерами Рамзана Кадырова, одного из самых отвратительных местных мучителей, заместителя премьер-министра Чечни на российской службе?

'Население относилось к нему с симпатией, потому что он стремился к мирному решению, в отличие от исламистских радикалов, которых большинство ненавидит'

Очевидно, сегодня Владимир Путин чувствует себя победителем, но все может круто измениться. 'Мертвый Аслан Масхадов окажется опаснее для Кремля, чем был при жизни, когда призывал к мирному диалогу', — предупреждает Ахмед Закаев, один из его эмиссаров, обосновавшийся в Великобритании, где ему предоставили политическое убежище. Гибель этого умеренного руководителя открывает простор экстремистам, исключающим любые переговоры с российскими властями. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть призыв к тотальной войне, брошенный Мовлади Удуговым, идеологом исламистов, близким к полевому командиру Шамилю Басаеву: 'Убив Масхадова, Кремль убил последнюю иллюзию у тех чеченцев, которые еще верили в 'так называемое' международное право... Война не прекратится. Она закончится только тогда, когда угроза, исходящая с севера, будет навсегда устранена'.

Бывший офицер Красной Армии, не имеющий себе равных стратег и начальник штаба армии сепаратистов во время 'первой' войны (1994-1996), Масхадов в 1997 году 60% голосов был назван президентом Чечни в ходе выборов, получивших демократическую оценку ОБСЕ. Он был единственным из чеченских руководителей, обладавшим легитимностью, что Владимир Путин так и не пожелал за ним признать. Его смерть многими в Чечне воспринимается как настоящий удар. 'Масхадов не был защищен от критики, подчеркивает корреспондент, недавно побывавший в охваченной войной республике, — но население отдавало ему должное, не только потому, что он оставался в стране, несмотря на риск, а потому что он стремился к мирному исходу в отличие от ненавидимых широкими массами исламистских радикалов'.

С 1999 года чеченский руководитель упрямо настаивал на переговорах с Москвой. Его последняя инициатива? Объявление одностороннего перемирия, начиная с 1 февраля 2005 года до 1 марта. За исключением тех случаев, когда придется дать отпор при нападении, сопротивление получило приказ воздерживаться от любых атак на федералов. Эта инициатива прозвучала 'после контакта с русскими при участии западных посредников, через источник, близкий к кругам сепаратистов, чтобы опровергнуть навязываемый нам довод, будто бы Масхадов был не в состоянии контролировать сопротивление полностью'. В случае соблюдения прекращения огня, чеченский руководитель предлагал продлить его, чтобы немедленно приступить к переговорам о мире. Нужно было только, чтобы Москва на это согласилась.

Несмотря на соперничество с Масхадовым, Шамиль Басаев принял условия игры, так же как и руководимая им исламистско-радикальная часть подполья. И все же он не отказался от возможности объявить о новых террористических действиях, подобных тем, ответственность за которые он уже взял на себя, например, захват заложников в Беслане в сентябре 2004 года. Поскольку федералы не щадят гражданское население — примерно 250 000 человек погибли в двух войнах, т.е. почти четверть населения Чечни — Басаев отвечает тем же. Масхадов неоднократно осуждал терроризм, уверяя, что, как только завершится конфликт, он отдаст командира под суд 'за преступления против человечества'. Но он не успел. Его преемник, 35-летний Абдул-Халим Садулаев, бывший одно время лидером джамаата в Аргуне, а затем возглавлявший шариатский суд, — один из близких ему людей. Будущее покажет, удастся ли ему удержать прежний курс, не дав радикалам, к которым, как уверяет окружение Масхадова, он не принадлежит, взять верх.

Сегодня некоторые российские СМИ признают, что февральское прекращение огня соблюдалось на 100%, несмотря на попытки властей приписать мятежникам случаи, в которых были повинны федералы. Такие события произошли 21 февраля, когда 9 российских военных погибли в разрушенном здании, бывшей птицефермы на окраине Грозного, где их подразделение провело ночь. Во время ссоры, возникшей между несколькими достаточно пьяными субъектами, один из них выстрелил из гранатомета внутрь здания. Никакого столкновения с мятежниками не было.

Растущая нестабильность. Тот факт, что убийство Масхадова последовало вскоре после окончания перемирия, проверки его действительного влияния на сопротивление, полностью подтвержденного, не ускользнуло от внимания некоторых комментаторов. Не испугался ли Кремль, что Запад, видя в нем надежного собеседника, усилит давление в пользу разрешения конфликта путем переговоров?

По крайней мере, с Масхадовым могла быть связана надежда, возникшая в связи с постановлениями Европейского суда по правам человека, признавшими ответственность — беспрецедентный случай — России за массовые противоправные действия, осуществлявшиеся войсками в Чечне. Вынужденное, согласно решению суда от 24 февраля, выплатить более 135.000 евро шестерым подавшим жалобу чеченцам, российское государство тут же заявило, что подаст апелляцию. По слухам, на рассмотрении в суде находится еще примерно 150 подобных дел, касающихся от 200 до 300 человек. А в Чечне готовятся и другие дела. Но здесь, в этой зоне бесправия, где единственная перспектива — проснуться живым вместе с семьей, надежда на справедливость перемешана со страхом перед репрессиями против тех, кто осмеливается восстать против безнаказанности.

Метастазы войны отныне проникают и в другие республики Северного Кавказа. Некоторые непосредственно затронуты, другие охвачены растущей нестабильностью на фоне социального недовольства. В скором времени ситуация может стать неуправляемой. 'Не знаю, состоит ли участь России в том, чтобы уйти с Кавказа, — размышляет представитель сепаратистов Умар Ханбиев, — но все неуклонно движется в этом направлении'.

Начиная с 2001 года, Соединенные Штаты и Европейский Союз предпочитали закрывать глаза на этот конфликт, в то время как Москва упорно пыталась подвести 'мятежников' под марку Аль-Каиды. 'Чеченские боевики, даже самые радикальные, ни разу не покусились на интересы Запада, — подчеркивает человек, близкий к сопротивлению. — Как раз наоборот'. Недавно в столице одной из стран-членов ЕС к чеченским беженцам обратился выходец из России, который был готов заплатить им несколько тысяч евро за небольшую услугу: доставить две-три сумки, содержание которых ему было неизвестно, в разные места в городе и оставить их там. Предложение до такой степени подозрительное, что оно вызвало панику у нашего собеседника. Он, в свою очередь, сообщил об этом службе безопасности этой страны. 'Террористический акт, осуществленный псевдочеченской группировкой на территории Евросоюза, поясняет он, — был бы настоящей удачей для Москвы'.

 

Россия подтвердила, что информаторы выдали Масхадова за $10 миллионов

("The Independent", Великобритания)

Опрос, проведенный вчера радиостанцией 'Эхо Москвы', показал, что 91 процент слушателей не верят в официальную версию смерти, по которой Масхадов погиб случайно при взрыве стены его бункера

Эндрю Осборн (Andrew Osborn), 16 марта 2005

Федеральная Служба Безопасности России утверждает, что заплатила 10 миллионов долларов США чеченским информаторам, которые сообщили, где скрывается лидер сепаратистов Аслан Масхадов, который был убит на прошлой неделе во время операции, проведенной российскими федеральными силами.

ФСБ обнаружила Масхадова, который находился в розыске уже пять лет, в небольшой деревне на севере республики. Пятидесятитрехлетний Масхадов, бывший президент Чечни и лидер чеченского движения сопротивления, погиб во время операции, подробности которой остаются тайной.

Федеральная Служба, которая ранее предлагала информаторам оплатить для них пластическую операцию, заявила, что предложила им переезд в другой регион России или даже другую мусульманскую страну.

Служба безопасности также пообещала 10 миллионов долларов за информацию о местонахождении давно разыскиваемого лидера чеченских боевиков Шамиля Басаева, который взял ответственность за захват школы в Беслане в прошлом году, в результате которого погибли сотни людей.

В стране, где заработная плата в среднем за пределами Москвы составляет 200 долларов, возможность получить 10 миллионов долларов наверняка покажется привлекательной для многих, даже несмотря на перспективу быть убитым в случае обнаружения.

Промосковский президент Алу Алханов, которого сепаратисты считают марионеткой Кремля, сказал, что вознаграждения помогут быстрее 'нейтрализовать' повстанцев, которые все еще находятся на свободе. 'Я отношусь к этой новости [о вознаграждении] с большим удовлетворением, — сказал президент. — Теперь никто не будет сомневаться в том, что информация о лидерах боевиков всегда оплачивается'.

Российские правозащитники, которые высказывали недовольство тем, как органы безопасности выследили и убили Масхадова, заявили, что предлагать деньги было неправильно. 'Это работа спецслужб выслеживать разыскиваемых преступников, используя при этом информаторов, но не предлагая вознаграждения', — сказала Светлана Ганушкина, которая является членом совета Центра по охране прав человека 'Мемориал'. 'Конечно, вознаграждения — это широко применяемая практика, но с точки зрения морали лично я нахожу это отвратительным'.

Сейчас много говорят о том, как был убит Масхадов, и выборе времени его убийства.

Опрос, проведенный вчера радиостанцией 'Эхо Москвы', показал, что 91 процент слушателей не верят в официальную версию смерти, по которой Масхадов погиб случайно при взрыве стены его бункера, под которой он находился в тот момент.

Отказ властей выдать тело Масхадова его родственникам только усиливает подозрения. По российскому закону люди, считающиеся 'террористами', каким был Масхадов, должны быть захоронены тайно, и их могилы должны оставаться безымянными.

Тот факт, что российские войска взорвали дом, под которым, как считается, скрывался Масхадов, а также и сам бункер, по всей видимости, для того, чтобы устранить мины-ловушки (хотя два предыдущих дня местность тщательно изучалась), укрепил сомнения относительно обстоятельств смерти чеченского командира. Яха Юсупова, которая жила в том доме со своей семьей, сказала, что Масхадов там не прятался, и предположила, что его тело было привезено туда для инсценировки смерти. Некоторые эксперты утверждают, что по ране на левой щеке Масхадова, которую было видно, когда его тело показали по телевидению, можно предположить, что это выходное отверстие пули, которая вошла в затылок.

 

Вакуум в Чечне

("Japan Times", Япония)

Москва не подает признаков готовности к необходимым компромиссам — особенно после того, как Путин заявил, что Россия выигрывает в этой войне

Редакционный комментарий, 16 марта 2005

Россия заявила о крупной победе в войне против чеченских повстанцев, уничтожив Аслана Масхадова, лидера чеченского сепаратистского движения. Масхадов долгое время олицетворял собой возмездие Москве, однако наряду с этим он считался истинно умеренным лидером в рядах чеченских боевиков. Его смерть может привести к росту насилия, которое уже распространилось на российскую территорию.

Масхадов в прошлом был советским военнослужащим. Он взялся за оружие, встав на сторону чеченских сепаратистов после распада Советского Союза. Он провел переговоры о независимости Чечни после жестокой и беспощадной войны с Россией в 1994-1996 годах и был избран президентом в январе 1997 года. Независимости Чечни был отведен короткий срок: через два с половиной года Владимир Путин, бывший тогда премьер-министром России, возобновил боевые действия, заявив о том, что чеченские боевики организовали теракты в Москве. Однако доказательства такой причастности до настоящего времени оспариваются.

После возобновления конфликта Масхадов возглавил чеченские силы, сражавшиеся с русскими, и официально стал врагом Москвы номер 1. На прошлой неделе российские военные загнали чеченского лидера в тупик и убили его. Россия назвала это убийство победой в борьбе против экстремизма и терроризма. Сторонники жесткой линии считают, что смерть Масхадова создает вакуум в самом центре чеченского движения сопротивления и что никто не сможет стать ему равноценной заменой, придавая сепаратизму облик человечности или претендуя на доверие и лояльность большей части чеченцев. По их сценарию, внутренняя борьба среди боевиков за его мантию ослабит движение и внесет в него раскол.

Другие считали Масхадова умеренной фигурой чеченского движения сопротивления. Он призывал к переговорам с Москвой — однако эти призывы Кремлем были проигнорированы; он осуждал самые заметные теракты чеченских экстремистов, такие как ужаснувший весь мир захват заложников в школе Беслана в сентябре прошлого года, когда погибли сотни людей, многие из них дети. После этого теракта Масхадов даже призвал к прекращению огня. Однако российские руководители отвергли саму мысль о различиях между умеренными террористами и террористами экстремистского толка, заявляя, что любое такое разграничение — лишь рекламный трюк.

Похоже на то, что больше других от смерти Масхадова выигрывает Шамиль Басаев, человек, организовавший нападение в Беслане, захват в 2002 году театра в Москве, в результате которого погибло 130 человек, а также ряд терактов в жилых домах на территории России. Басаев — религиозный мусульманский фанатик, о котором говорят, что он больше заинтересован в распространении ислама, чем в независимости Чечни. Именно так описывает конфликт Путин, и жестокая тактика Басаева лишь подтвердит заявления Москвы о том, что борьба ведется против непримиримых террористов, а не против борющихся за независимость сепаратистов.

Проблема состоит в том, что путинская стратегия выжженной земли потерпела провал. Законно избранное чеченское правительство было отстранено от власти, однако отобранные Москвой преемники не в силах управлять республикой. Повстанцы почти ежедневно осуществляют нападения, и потери среди российских военных и их чеченских союзников продолжают расти. Значительная часть территории Чечни считается запретной зоной. В прошлом году был убит Ахмад Кадыров, бывший боевик, перешедший на российскую сторону и впоследствии избранный президентом в ходе сфальсифицированных выборов. Сын Кадырова возглавил милицейские формирования своего отца, однако сегодня они проявляют больший интерес к мародерству и мести, чем к окончанию конфликта. Оценки и мнения россиян и их сторонников в Чечне стали более жесткими. Что еще хуже, сегодня конфликт перешагнул за границы Чечни.

Вместе с тем, смерть Масхадова может дать Москве и новые возможности. Москва может поверить своим собственным оценкам, заявить, что это убийство позволяет начать все с чистой страницы и объявить о том, что она готова вести переговоры с новым лидером чеченского движения. Реальный лидер Чечни может принести реальный мир. Однако Москва не подает признаков готовности к необходимым компромиссам — особенно после того, как Путин заявил, что Россия выигрывает в этой войне.

Басаев не станет лидером чеченского движения; по некоторым сведениям, это место займет мусульманский клерикал Абдул Халим Сайдулаев, названный Масхадовым два года назад в качестве своего преемника. Однако Басаев по-прежнему останется военным руководителем движения; он использует убийство Масхадова в качестве оправдания для активизации кампании террора. Непреклонная решимость Москвы сокрушить повстанческое движение и ее неспособность достичь этой цели приводят к тому, что порочный круг замкнется, и насилие будет только нарастать.

 

Закаев: 'Новые террористические акты всего лишь реакция на государственный террор Кремля'

("Die Welt", Германия)

Интервью представителя Масхадова Ахмеда Закаева

Штефани Больцен (Stefanie Bolzen), 17 марта 2005

Спустя неделю после убийства предводителя чеченских мятежников Аслана Масхадова становятся известными все больше деталей того, как это произошло. Так, российская спецслужба ФСБ, по ее собственной информации, выплатила десять миллионов долларов США информаторам, выдавшим в Толстой-Юрте место, где прятался бывший президент. Помимо этого убийство, согласно сообщениям российских средств массовой информации, было инсценировано ФСБ: Масхадов якобы был пленен еще за несколько дней до его мнимой смерти. Труп, дескать, доставили затем в Толстой-Юрт. Уполномоченный Масхадова в Лондоне Ахмед Закаев обещает Москве ужесточение сопротивления в кавказской республике. Закаев объявлен российским руководством в розыск. С 2002 года он проживает в британской эмиграции, официальные органы отказали Москве, ходатайствовавшей о его экстрадиции.

— Что означает смерть Масхадова для российской политики в Чечне?

— Полное поражение. Заставив уничтожить Масхадова, Кремль подтвердил, что у него нет варианта политического урегулирования проблемы. Разумеется, в нашем конфликте существует только политическое решение. Однако после того, что случилось, это политическое решение будет найдено без Кремля. Москве остается лишь как можно скорее вывести свои войска, на которые она делает напрасную ставку уже шестой год.

— Вы ожидаете со стороны преемника Масхадова Абдул-Халима Сайдуллаева радикализации действий мятежников?

— Заставить чеченское сопротивление стать более радикальным может только российская военщина, совершающая каждый день бесчеловечные преступления.

— Каким будет в дальнейшем чеченское сопротивление? Следует ли гражданам России ждать нового Беслана?

— Сопротивление становилось все более активным по ходу всей войны. Что касается совершенных и будущих террористических актов против российских граждан, то я разделяю точку зрения, что их следует рассматривать как реакцию на государственный террор, практикуемый Кремлем в Чечне.

— Недавно у Вас была встреча с Валентиной Мельниковой, руководителем Комитета российских солдатских матерей. Есть ли шанс, что политика Москвы изменится под давлением гражданского общества?

— Я с радостью вижу, что именно в России с каждым днем становится все больше людей, которые понимают, что кремлевский режим является проблемой не только для Чечни. Мы хотим активно сотрудничать со сторонниками мира среди россиян.

— Что может изменить критика со стороны Запада в адрес политики Путина?

— Если критика со стороны Запада политики Путина в Чечне останется на прежнем уровне, то у Путина оснований для беспокойства нет.

— Вы находитесь в Лондоне в качестве уполномоченного Масхадова с 2002 года. У Вас сохраняются прежние полномочия?

—  Я продолжаю представлять в Лондоне людей Чечни, имеющих решающее влияние как там, так и в прилегающих районах.

— Москва долгое время не воспринимала Масхадова как угрозу и как партнера для переговоров. Почему он был все же убит?

— Это было политическое убийство и, не в последнюю очередь, запоздалая месть оскорбленной российской военщины чеченскому генералу, от которого они потерпели в первой чеченской войне позорное поражение. Низкая месть, — которая не может ничего изменить в истории. Избранный народом президент Аслан Масхадов хотел во второй чеченской войне для своего многострадального народа только мира, что в глазах Путина превращало его в неприятную противоположность.

 

Источник: "ИноСМИ", март 2005 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.