Главная −> Геополитика −> Имперское наследие −> Камиль Мусин. Россия и другие империи −> Имперское мышление в менталитете российского гражданина или Инструментальный ящик патриота
Камиль Мусин

Имперское мышление в менталитете российского гражданина или Инструментальный ящик патриота

Эта статья является приложением №1 к статье "Россия и другие империи" и написана так, чтобы представлять эту работу в Интернете. Поэтому она выглядит не совсем обоснованной; часть концепций не объясняется.

Имперское мышление россиянина можно определить простой формулой: история география. Россиянин самопозиционируется как полновластный хозяин территории бывшего СССР плюс территории влияния в Восточной Европе плюс Куба плюс кое-какие сочувствующие режимы в Африке. На логическом уровне можно все это отрицать, но самопозиционирование лежит ниже логического поля. Это привычка, воспитанная жизнью, поддержанная культурой и искусством, материальными инфрастуктурами, наконец.

Территория — это мое тело, не смейте даже к нему прикасаться! Крым — "наш". Кавказ — "наш". Курилы — "наши". Бесполезно убеждать, доказывать, ссылаться исторические документы. Это все логические доводы, а наше "не отдадим" иррационально.

История России за последние 300 лет — это история борьбы империи за пограничные территории. Причем борьбы с противниками имперскими же. И что, выкинуть это из головы? Не получится. Российская история, как в изложении "имперцев", так и в понимании считающих себя "неимперцами" выстроена все равно по имперской схеме. То есть столкновения с врагами и подготовка к новым столкновениям. Историческое самопозиционирование имперца слишком инерционно, слишком много энергии набрано за 300 лет, чтобы вырвать его мыслеобразование из привычной колеи или хотя бы направить в другое русло.

Относитья к имперскому мышлению можно по разному, но дело не в отношении. Огромный пласт подсознательного, внелогического и иррационального в сознании каждого постсоветского человека выстроен точно также, как и у другого постсоветского человека, пусть живущего на другом конце империи. Имперские схемы "естественны" как для "нового русского", так и для бомжа, так и для реформатора-рыночника. И это не просто понятная всем схема типа разметки уличного движения, это гораздо более сложная система понятий и представлений, насыщенная живыми красками и ассоциациями, привязанная тысячами невидимых, но прочных линий к сиюминутным проблемам, подтвержденное в книгах, фильмах, речевых оборотах и т.д. и т.п.

Имперская история преподавалась империей своим гражданам с тем, чтобы расширить имперскую базу среди населения и именно ради этого. (В полном тексте статьи предложено объяснение, почему любая империя заинтересована в этом, хотя и не всегда применяет этот прием). Люди, воспитанные в имперских понятиях, отождествляют свое тело с территорией империи, любые посягательства на нее есть буквально посягательство на собственное тело и воспринимаются с болезненной гримасой. Отсюда и фразы "Москва — сердце родины", "голубые артерии", "моря нужны России как воздух" и развернутая метафора морей как легких страны и большой набор прочих телесных и сенсорных метафор, описывающих империю как живое тело.

Политику, желающему быть выслушанным, надо начинать речь с вещей, понятных каждому, с "естественного", вызывающего неосознанное согласие. Можно, в принципе, начинать речь с банальностей типа "мойте руки перед едой". Но эта фраза слишком "логична", сознание слушателя, хотя и признает ее знакомой, но все же проверяет, а уже потом соглашается. Хотелось бы сказать что-то понятное нутром, одобряемое всеми без проверок и возбуждающее "естественные", ассоциации, мысли, интересы, ожидания.

Дальше начинается фокус, который интуитвно используется политиками и ораторами уже несколько тысяч лет, но только в последние годы переоткрытый под звучным именем "нейролингвистическое программирование" или НЛП.

Слушатель, одобрительно воспринявший первую фразу и переключивший свое внимание в режим ожидания продолжения, непроизвольно проглатывает все, что умелый оратор просунет вслед. Критическая функция сознания такого слушателя снижена, ибо каждую новую фразу он оценивает уже не по критерию "я согласен-я несогласен", а просто проверяет на совпадение с ожидаемым и... пропускает огромные куски агитационно заряженного текста без критического осмысления! Словно ребенок, которому обещали конфетку, он проглатывает кашу, забывая покапризничать.

Чем более незаметно слушатель переведен в режим благосклонного ожидания, тем удачливее оратор, тем больше он может пропихнуть утверждений мимо критических механизмов психики слушателя. Имперская география и имперская история как раз и есть кладезь всевозможных понятий и примеров, однозначно трактуемых и узнаваемых всеми. Это ящик с инструментами, которыми, правда еще нужно научиться пользоваться, но про них доподлинно известно, что они работают.

Вот пример профессионального использования средств из имперского арсенала. Один из вполне удачливых политиков начал свою речь так: "Севастополь — наш город..." — а дальше последовали рассуждения к Севастополю совершенно не относящиеся, но именно они и составляли суть сообщения. Имперское самосознание слушателя было возбуждено и удовлетворено в первой же фразе, а дальше все, что следует в речи, критиковать как-то перед самим собой неудобно. Речь политика, содержащая массу спорных положений, часть из которых в других условиях вызвала бы отторжение или хотя бы критическое осмысление, проглатывается одним куском. И даже хочется дождаться конца речи, чтобы услышать что-то приятное еще разок.

Даже не утверждений, а нескольких слов из имперского лексикона, сдобренного правильно подобранными телесными метафорами, вполне достаточно, чтобы слушатель услышал знакомые нотки и перешел в режим некритического ожидания. Ожидает человек всегда большего, чем можно реализовать, поэтому не надо ограничивать его фантазию. Телесные метафоры только усиливают эффект. Если же переусердствовать в применении имперских понятий, то критическое ожидание включится — люди же не дураки — и эффект будет снижен.

Явное манипулирование имперскими понятиями выводит слушателя в область смыслов и толкований, поднимает его из неосознанного в логическое, где критическая машина сознания включается автоматом. Можно ли отказаться от имперского комплекса? Можно, но не сразу. Так как его корни в пирамиде менталитета (она будет позже представлена в статье Традиции и Цивилизация) доходят до метапонятий пространства и времени, то воздействовать нужно на эти метапонятия. Они лежат на нижней грани сознательного восприятия, логическая аргументация до них не добивает. Это комплекс предубеждений и привычек, их можно заместить только другими предубеждениями и привычками. А на такую замену уходит время жизни нескольких поколений.

Резкий же отказ от имперского комплекса может сместить психику человека из привычной среды в непривычную, а следовательно, возбудит в нем страх, агрессию, иррациональные реакции и спровоцирует пышный букет опасных глупостей, наблюдаемых сегодня в нашем обществе — лишь немного вышедшем, даже едва высунувшего нос за пределы привычного мировоззренческого поля.

 

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Дай совет где можно acdsee скачать бесплатно русская версия из интернета на ноутбук
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.