Данияр Юсупов

Современное городское жильё

Современный жилой дом — не машина для жилья, но инструмент для жизни

Архитектор Данияр Юсупов рассказывает о современном жилом строительстве, его архитектурном  и  социальном аспектах.

Современный жилой дом в понимании различных архитектурных школ — больше, чем просто дом, постройка-контейнер с некоторым количеством квадратных метров по относительно приемлемой рыночной цене, квартирный блок, коммунальная крепость, воплощение стереотипного представления об определенном статусе его жильцов.

Это — довольно развитая четырехмерная (то есть не только в физическом, но и в понятийном смысле) структура, материализующая представление о характерном для нашего времени способе жизни в нем. Он — не машина для жилья, но инструмент для жизни.

Развитие структуры дома по вертикали

Для современного жилого дома характерна диверсификация структуры по вертикали, максимально реализующая выгоды расположения квартир на каждом из уровней.

Для квартир, расположенных в первых этажах, обычна реализация возможности непосредственного выхода на приватный участок придомовой территории. Такой придомовой приватный участок понимается скорее не как палисадник, а как своеобразная разновидность наружной комнаты (greenroom) с возможностью использования при благоприятных погодных условиях. Эффект нежелательного контакта с соседями по второму этажу обычно минимизируется при помощи небольшого навеса либо, что еще эффективнее, устройством в нижних этажах двухуровневых квартир.

Для квартир в средних уровнях дома также предусматриваются наружные экстра-объемы. Обычно это не просто балконы или эркеры в привычном для нас понимании, а довольно большие сооружения, в летнее время используемые в режиме террасы, в зимнее же время и демисезон закрываемые раздвижными стеклянными панелями, и эпизодически используемые, поскольку в редкие солнечные зимние дни прогреваются естественным образом до вполне приемлемой температуры.[1]

Традиционная функция фасадной стены дома с окнами как носителя лица и образа дома на сегодняшний день отступает на задний план, и замещается довольно развитыми наружными остекленными объемами, кроме всего прочего играющими роль температурного буфера для термоизолированного основного объема дома.

В верхних этажах жилого дома характерен переход к башенному типу, как дискретному завершению объема здания, реализации возможности эксплуатации крыш нижележащих уровней как приватных террас, переход к планировкам квартир, раскрывающихся на две-три стороны света. Фактически такое решение по типу квартир приближается к индивидуальному жилью.

Развитие общей компоновки структуры дома

Повышенное внимание к выгодам расположения квартир в том или ином уровне по вертикали диктует использование настолько различных типов квартир, что это существенно влияет на общую компоновку дома.

Применение двухуровневых квартир с выходами на приватные участки в нижних этажах фактически относится к блокированному типу домов, сочетание их с башенным типом в вышележащих этажах делает общую типологию дома в целом однозначно неопределимой, и это предоставляет проектировщикам обширный инструментарий для плодотворных экспериментов, позволяя преодолеть ограничения, присущие каждому типу в отдельности. Такие здания условно можно назвать домами "гибридной типологии", и они позволяют реализовывать различные инновационные схемы.

В частности, в жилых домах в районе Кронсберг в Ганновере сочетание двух башен из двухуровневых квартир с более привычным для нас домом-пластиной образовывает внутренний остекленный двор с естественным обогревом. Все квартиры имеют выход на три стороны света, частью на наружные стороны дома, частью во внутренний двор с относительно постоянным микроклиматом. Такое решение дает дополнительное качество жизни, не достижимое ни в каком другом типе жилья.

Существуют так же и схемы с предельной индивидуализацией жилья, когда квартиры рассматриваются как полуавтономные объемы и граничат между собой только посредством экстра-объемов (веранд, внутренних садов и т.п.)

Дома гибридной типологии имеют очень развитую систему дополнительных объемов коммунального пользования — от хозяйственных помещений и расширенных парадных для хранения колясок и велосипедов до саун, бассейнов, спортивных залов, комнат для совместных занятий или встроенных детских садов, магазинов и небольших бизнес-предприятий. Эти дополнительные объемы являются материальной базой для развития концепции жилого дома как самоподдерживаемой социальной структуры.

Дом как социальный процесс

Этот вопрос остается одним из наиболее дискуссионных среди российских специалистов, поскольку, ввиду не столь далекого печального опыта ЖСК и коммунальных квартир, отечественный потребитель не готов к адекватному рассмотрению жилого дома как социального микросообщества. Между тем, для Средней и Северной Европы решение этого вопроса кажется, напротив, самоочевидным. Дом как сообщество жильцов является оптимальной формой хозяйствования, контроля и поддержания дома и домовой территории в устойчиво исправном состоянии. Разумеется, стопроцентное включение непременно всех жильцов в этот процесс вовсе не обязательно (и потому в структуре дома предусматриваются безусловно приватные зоны), но структура дома должна также позволять реализовывать хозяйственную инициативу его обитателей.

Итак, для полноценной реализации концепции дома как социального процесса необходимо два условия.

Первое — каждый из уровней социального процесса в доме должен иметь однозначно идентифицируемое место для реализации.

Второе — так называемая концепция "мягкой границы" (или "мягкого перехода"). В основе этого представления лежит наблюдение, что если граница между приватным и общедоступным пространством слишком контрастна, конфликт неизбежен, и такой контраст следует "размывать" при помощи различных "переходных форм". Переходные формы начинаются уже в структуре семьи, и реализуются в виде контролируемого разграничения между безусловно приватной личной комнаты каждого члена семьи и общесемейной зоны в квартире.

Далее следуют зоны реализации соседских отношений соседей по лестнице, соседей по дому, которым недостаточно быть реализованными в виде общения на лестничной площадке, и в современных жилых домах выделены специальные места для соседского общения или совместных занятий. Местом реализации отношений с соседями по жилой группе обычно служит внутренний двор с ограниченным доступом для посторонних. И, наконец, общение с соседями по жилому району происходит либо в зоне внутрирайонного парка, пешеходной улицы, либо в арендованном здании районной школы, помещении для различных занятий, в клубе, пабе и т.п.

Таким образом, каждый участник социального процесса жилого дома сам волен выбирать себе уровень, широту охвата социального контакта, выбирая соответствующее предусмотренное проектировщиками место его реализации.

Здесь отметим, что контролируемое на уровне соседского микросообщества состояние жилой среды также придает определенное качество жизни в доме.

Дом как часть жилой группы

Конечно, сама по себе структура отдельно взятого жилого дома уже позволяет реализовать различные сценарии жизни в ней. Тем не менее, многие важные для жилья функции становятся доступными только в масштабе образования из отдельных домов жилой группы.

Например, к концу XX века среди архитекторов реабилитировалась идея двора, образуемого между несколькими домами элемента жилой среды, реализующего важнейшие для жилого процесса функции. Внутренний ограниченный для доступа посторонних двор содержит оборудованные места отдыха жильцов старшего возраста, ограниченных в перемещении, так же здесь выгуливают младенцев в колясках, здесь же оборудованы игровые площадки для детей младшего возраста 4-6, 7-9 лет, чтобы их можно было без опасений выпускать погулять из дома, и чтобы в то же время они были бы всегда под контролем.

Стандартом для современных жилых домов стало делать внутренние дворы бестранспортными. На примере недавней застройки жилого района Арабия, Хельсинки, можно видеть целый набор решений. Либо двор представляет собой поднятую над полузаглубленным паркингом площадку, либо паркинг располагается непосредственно под домами, либо планировка жилой группы предусматривает чередование дворов с парковками с бестранспортными дворами. Во всех случаях стандартное решение предусматривает не более 20 метров расстояния от места парковки до входа на лестницу дома.

На границе внутреннего двора и окружения жилой группы могут располагаться дополнительные объемы для осуществления различной деятельности  — магазины, кафе, небольшие залы многофункционального использования.

В зависимости от размера жилой группы во внутреннем дворе или на границе с окружением располагаются встроенные детские сады или детские досуговые центры.

За окружением жилой группы также закреплены важные функции, имеющие поддержку на объектном уровне. Здесь расположена зона пребывания активного населения. Обычно это озелененная зона или пешеходная улица (спортивные пробежки, велосипедные поездки, прогулки) с выделенными зонами выгула собак, спортивными площадками, игровыми площадками для детей подросткового возраста и т.д. Одновременно эта зона наделяется функцией пешеходной коммуникации до ближайших центров обслуживания, торговли, зон общественного притяжения и школ.

Таким образом, компонование жилых домов в жилые группы, структурное разграничение зон внутреннего двора жилой группы и зоны окружения такой группы с однозначным закреплением за ними определенного набора функций также является неотъемлемой частью качества жизни в доме.



[1] Иногда, как в жилом комплексе Sampolife в Хельсинки, такие наружные объемы представляют собой довольно развитые самостоятельные структуры, сочетающие объемы со стационарным остеклением (привычные для нас веранды) и балконы, при помощи раздвижных ограждений трансформирующиеся в лоджии, и представляющие собой своеобразные "верандные пластины", как бы приставленные к основному объему здания. — Прим. авт.

Источник: "Российское Экспертное Обозрение", № 2 (16) 2006 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.