Главная ?> Авторы
Версия для печати

Как делаются новые враги

Поражает, что, несмотря на весь этот избирательный фейерверк из-за политики в Ираке, оба кандидата в президенты предлагают одинаковые в основе своей решения. В их программах подчеркиваются необходимость усиления иракской самопомощи и оказания большей внешней помощи в попытке обеспечить внутреннюю стабильность. К сожалению, эти рекомендации сами по себе едва ли дадут нужный эффект.

Оба кандидата стали пленниками мировоззрения, которое фундаментально ошибается в диагнозе главного вызова нашего времени. "Глобальная война с террором" президента Буша-младшего (George W. Bush) является политически выгодным лозунгом без реального содержания, который скорее искажает, нежели определяет ситуацию. Он затушевывает главный факт, что гражданская война внутри исламского мира сталкивает лбами яростных фанатиков с все более запуганными умеренными. Неразборчивая американская риторика и поступки увеличивают вероятность того, что умеренные, в конечном счете, объединятся со сторонниками джихада в буйном гневе и поднимут весь исламский мир на прямое противоборство с Америкой.

Посмотрите, в конце концов, что происходит в Ираке. В глазах растущего числа иракцев их "освобождение" от Саддама Хусейна (Saddam Hussein) превращается в ненавистную иностранную оккупацию. Национализм смешивается с религиозным фанатизмом, превращаясь в сильную смесь ненависти. Дезертирство из рядов подготовленных американцами новых иракских сил безопасности приобретает опасные размеры, тогда как вероятная эскалация военных операций США против восставших городов приведет к новому резкому увеличению потерь среди гражданского населения и к притоку новобранцев в ряды повстанческого движения.

Ситуация не станет легче. Если президент Буш-младший будет переизбран, наши союзники не начнут давать нам больше денег или посылать больше войск для американской оккупации. Г-н Буш-младший потерял доверие у других наций, которые не доверяют больше его общему подходу. Более того, британцы сокращают численность своего воинского контингента в Ираке, то же самое собираются сделать поляки, а пакистанцы недавно без обиняков заявили, что не станут поддерживать ближневосточную политику, которая, по их мнению, обречена на провал.

Фактически, в исламском мире в целом, а также и в Европе политика г-на Буша-младшего становится в глазах общественности тесно увязанной с политикой Ариэля Шарона (Ariel Sharon) в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Под воздействием антиамериканских чувств многие высмеивают эту политику в карикатурах как грубую опору на силу, как полуколониальную в своем подходе и двигаемую предрассудками в отношении исламского мира. Наиболее вероятным следствием будет то, что продолжение данной политики под руководством г-на Буша-младшего приведет к тому, что она станет в основном одиночной американской авантюрой.

Эта глобальная изоляция, возможно, сделает переизбранную администрацию Буша-младшего более уязвимой для искушения создать новый антиисламский союз, нечто вроде Священного союза, который образовался после 1815 года с целью предотвращения революционных волнений в Европе. Идею нового Священного союза уже выдвигают те, кто особенно заинтересован в том, чтобы втянуть Соединенные Штаты в длительный конфликт с исламским миром. Сразу же приходит на ум, что Владимир Путин поддержал г-на Буша-младшего; его политика привлекательна также для некоторых антиисламских индийских лидеров, которые надеются помешать Пакистану господствовать в Афганистане; партия "Ликуд" в Израиле тоже, понятное дело, испытывает соблазн; даже Китай, быть может, ее поддержит.

Однако для Соединенных Штатов новый Священный союз означал бы растущую изоляцию во все более поляризующемся мире. Эта перспектива, быть может, не тревожит экстремистов в администрации Буша-младшего, которые являются приверженцами экзистенциальной борьбы против ислама, и которым хотелось бы, чтобы Америка атаковала Иран, но которым в остальном недостает более широкой стратегической концепции относительно возможной роли Америки в мире. Однако это вызывает озабоченность у умеренных республиканцев.

К сожалению, трудности, с которыми Америка сталкивается в Ираке, являются также более комплексными, чем те решения, которые сегодня предлагают демократический кандидат в президенты США и его команда. Сенатор Джон Керри (John Kerry) имел бы преимущество большей поддержки со стороны традиционных союзников Америки, поскольку он, быть может, согласился бы пересмотреть подход к войне, которой он лично не начинал. Но одно это обстоятельство не будет способствовать появлению немецких или французских денег и солдат. Эгоистичная культура комфортного уклонения от болезненных обязанностей по обеспечению безопасности сделала лидеров главных стран Европы щедрыми на критику, но неохотно соглашающимися на принятие на себя бремени ответственности.

Для того чтобы заставить европейцев действовать, любой новой администрации США придется предложить им стратегические выборы. Европейцев нужно убедить в том, что Соединенные Штаты признают, что наилучший способ повлиять на гражданскую войну внутри исламского мира — сформировать расширенный Великий альянс (в противоположность поляризующему мир Священному союзу), в который войдет и Ближний Восток, посредством решения трех самых главных потенциально огнеопасных и взрывоопасных для данного региона вопросов: израильско-палестинского конфликта, неразберихи в Ираке и вызова со стороны беспокойного и потенциально опасного Ирана.

В то время как каждый из вышеназванных вопросов является индивидуальным и безгранично сложным, все они взаимосвязаны. Эти три вопроса необходимо решать одновременно, и сделать это эффективно можно лишь в случае, если Америка и Европа станут сотрудничать и привлекут на свою сторону более умеренные мусульманские государства.

Американо-европейская большая стратегия должна будет осуществляться по трем главным направлениям. Первое, это совместное заявление США и Европейского союза (ЕС) с изложением общих принципов формулы израильско-палестинского примирения (детали следует оставить переговорам между двумя противоборствующими сторонами). Ключевыми элементами должны стать: запрет на право возвращения (палестинцев на израильские земли — прим. пер.); отказ от автоматического согласия на границы 1967 года, но эквивалентная территориальная компенсация за любые изменения; включение в состав Израиля поселений на самой линии 1967 года, но оставление израильтянами тех поселений, которые расположены на удалении нескольких миль (1 сухопутная миля = 1,609 км) в глубине Западного берега, чтобы можно было переселить в них часть палестинских беженцев; единый Иерусалим, выступающий в роли столиц обоих государств; а также демилитаризованное Палестинское государство, в котором будут размещаться международные миротворческие силы.

Подобное совместное заявление, в котором израильской и палестинской общественности будет дано более конкретное видение будущего, способствовал бы рост поддержки дела мира, даже если бы против этого поначалу возражали соответственные лидеры и некоторые из граждан.

Второе, ЕС дает согласие на существенный финансовый вклад в восстановление Ирака и направляет туда значительный воинский контингент (включая французских и немецких солдат, как это имеет место в Афганистане) с целью снижения американского военного присутствия. Серьезные параллельные усилия по разрешению израильско-палестинского конфликта могли бы побудить некоторые мусульманские государства прийти в Ирак, о чем недвусмысленно заявил недавно президент Пакистана Первез Мушарраф (Pervez Musharraf). В результате оккупация Ирака превратилась бы во временное присутствие на его территории международных сил, в то же время существенно повышая легитимность нынешнего иракского марионеточного режима. Но в отсутствие прогресса в вопросе израильско-палестинского примирения любой постоккупационный режим в Ираке будет и антиамериканским, и антиизраильским.

В дополнение, США и ЕС должны будут начать с Ираном предварительные переговоры по вопросам региональной безопасности, таким, как Ирак, Афганистан и распространение ядерного оружия. Более долгосрочной целью должна стать взаимоприемлемая формула, которая исключит создание Ираном собственного ядерного оружия и в то же время сделает его более умеренным посредством экономически выгодной нормализации отношений с Западом.

Всеобъемлющая инициатива в вышеуказанных направлениях заставила бы европейских лидеров четко обозначить свою позицию: ибо неприсоединение к этой инициативе таит в себе риск усиления и легитимизации американского унилатерализма, толкая в то же время Ближний Восток в еще более глубокий кризис. Америка в таком случае могла бы в одностороннем порядке напасть на Иран или в одностороннем порядке уйти из Ирака. В любом случае разделение бремени, а также и ответственности за принятие решений должно обеспечить всем заинтересованным сторонам более хорошие решения их проблем.

 

Источник: ИноСМИ. Опубликовано: "Россия в глобальной политике", 25 октября 2004 г.

О Русском АрхипелагеКонтактыПоискКарта сайтаПроектыПодпискаАвторы

Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2005 Русский архипелаг. Все права защищены.