Главная −> Геополитика −> Имперское наследие −> Найл Фергюсон и его "Империя" −> Имперское воспитание государства-гегемона
Светлана Лурье

Имперское воспитание государства-гегемона

Воспитание Америки — это задача в первую очередь для англичан. Если современные англичане, в частности Фергюсон, заговорили об империи, значит, они понимают, что дело американцев близится к катастрофе

Найл Фергюсон, безусловно, прав — имперское управление миром лучшее из возможных. Без Британской империи, равно как и без Российской, мир в конечном счете стал хуже, чем был. Если бы новая англосаксонская империя начала складываться, России следовало бы не противодействовать этому, а заняться воссозданием собственной империи. Кстати, не нужно вслед за Фергюсоном преувеличивать возможности и реальные достижения Америки в деле господства над всем миром: всю планету она контролировать не способна.

Америка пытается использовать опыт Британской империи, в частности, когда она заговаривает о «строительстве наций». Идеология Дж. Буша и американских неоконсерваторов привлекательна ровно в той мере, в какой она близка духу викторианства. И, возможно, Соединенные Штаты являются сегодня наиболее консервативной и на свой лад христианской страной. Но англичане, пытаясь навязать Америке роль своей преемницы, все-таки принимают желаемое за действительное: США, к сожалению, пока не готовы воспользоваться опытом Британской империи, прежде всего потому, что им трудно принять идеологию «бремени белого человека».

Америка очевидно сталкивается с трудностями в Ираке. Она слишком верила в универсальность и непреложность своих идеалов, причем вовсе не в имперском смысле этого слова, согласно которому навязывание своих идеалов как самых лучших и правильных считается целью, за которую предполагается долгая и трудная борьба. Она полагает, что ее ценности самоочевидны и другие народы с радостью воспользуются случаем воплотить их у себя. Столкнувшись в очередной раз (как в поговорке, что только бледнолицый наступает на одни и те же грабли дважды) с ожесточенным сопротивлением, она растерялась. Конечно, если бы мир не смотрел сейчас на Ирак столь пристально, Америка постаралась бы, закрепив в стране свои нефтяные интересы, поскорее из нее уйти. Во всяком случае, она наверняка предоставила бы иракцев их собственной судьбе, как она это почти уже сделала в отношении афганцев.

Однако в настоящее время внимание всего мира приковано к «сольному выступлению» американцев, что заставляет их реально заниматься тем, что они легкомысленно пообещали — переустраивать иракское общество в соответствии со своими идеалами. И здесь они безусловно используют британский «имперский» опыт, поскольку собственного не имеют. Но надо полагать, что Америка впредь трижды подумает, прежде чем снова впутываться в подобную ситуацию. Показательно, что Соединенные Штаты практически перестали говорить о своем желании «демократизировать» Иран на манер Ирака.

Поскольку мир сейчас имеет дело с активизирующейся, желающей покончить с изоляционизмом и претендующей на имперскость Америкой, то ее, видимо, придется учить имперскости, воспитывать в имперском духе. Иначе вместо порядка, который она хочет навести в мире, она будет каждой новой акцией увеличивать беспорядок.

Воспитание Америки — это задача в первую очередь для англичан. Если современные англичане, в частности Фергюсон, заговорили об империи, значит, они понимают, что дело американцев близится к катастрофе. Еще несколько лет назад британцы так критиковали свою империю, как нам и не снилось на пике перестройки. Обосновывая свой курс на поддержку США, Тони Блэр выдвинул концепцию «многосторонности». Она подразумевает, что Великобритания будет двигаться в одном с Америкой направлении, но при этом корректировать действия последней. Британский премьер, между прочим, призывает другие державы с имперским опытом, в том числе Россию (а может быть, ее — в первую очередь), принять эту идеологию, то есть не противодействовать Америке напрямую, а исподволь корректировать ее действия. Иначе говоря, приучать к имперской ответственности.

Возможно, у Соединенных Штатов есть желание стать империей, но им не хватает для этого внутренней дисциплины и мужества. В Ираке не так уж много жертв среди американских военных, но США уже сейчас раскисают. Американские достижения в области военной техники годятся только для карательных экспедиций с воздуха, а имперский порядок должен устанавливать имперский человек на земле. Такого человека у Америки нет. Американцы слишком избалованы и изнежены. В Англии образ жизни иной — мужественность воспитывается с детства, все мелочи быта и привычки таковы, что не позволяют человеку расслабляться, как бы поддерживают его тонус. Я как-то наблюдала за игрой английских детей. Небольшая площадка, залитая асфальтом. В середине — горочка с трамплином примерно в полметра высотой. К горке очередь из детей с дощечками на колесиках — стоять примерно минут десять. Ребята съезжают с горки и почти в половине случаев приземляются на пятую точку. Грохот стоит страшный. Видно, что им больно. Но дети молча встают, поднимают дощечки и становятся снова в конец очереди.

Что касается принципов наших взаимоотношений с Соединенными Штатами, то следует признать: если бы мы могли абстрагироваться от Америки и полностью сосредоточиться на своем внутреннем развитии, это было бы прекрасно. Но Америка нам такого устранения от ее дел не позволит. Она сейчас почти навязывает России свою дружбу и готова прощать Москве недружественные по отношению к Вашингтону шаги. Теперь уже она громогласно относит нас к числу своих «новых друзей». Все для того, чтобы держать руку на пульсе, потому что замкнутую на себе Россию США боятся. Но и нам враждовать с американцами — себе дороже. И нам тоже надо держать руку на пульсе.

И России, и Америке лучше дружить прочно и долго. Однако большой вопрос, как дружить? Нашей стране следует определить свою собственную миссию в мире, а также ресурсы и возможности для ее реализации. Сейчас Америка предлагает нам определенное распределение ролей: нечто вроде «доброго» и «злого» следователя. Соглашаться ли России на такое распределение? Сразу хочется ответить, что нам не нужна чужая пьеса, нам надо писать свою. Однако само по себе ролевое распределение необходимо, ибо только в этом случае наши отношения с Америкой будут относительно безопасны и даже взаимовыгодны. Нам вместе предстоит искать значимые и взаимоприемлемые точки соприкосновения.

Америка, конечно, как союзник не подарок. Ей мы нужны в качестве инструмента, функции, не более того. К тому же она патологически не умеет находить ни с кем общий язык. Но именно для того, чтобы она не вовлекала весь мир в тот хаос, который сейчас царит в Ираке, нам и англичанам придется воспитывать эту державу и обучать имперскости. Причем в самом этом процессе нам нужно реализовывать собственную имперскую программу.

Может быть, здесь и лежит наша точка пересечения?

 

Источник: Космополис, № 4 (6). Зима 2003/2004.  

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2014 Русский архипелаг. Все права защищены.