Егор Холмогоров

Хаос и криминал против цивилизации

Мучащий Россию последнее десятилетие хаос не может восприниматься как творческий. Многие трагические, масштабные и кровавые кризисы, в том числе и в ХХ веке, закладывали фундамент для нового общества, однако контуры того, что вырисовывается на развалинах разрушенной России, если представлять себе "естественный" ход исторического процесса — это анти-общество, анти-цивилизация

На каждом очередном мировом экономическом форуме докладчики могут рапортовать о "победоносном шествии" и "новых успехах" процессов "глобализации", все более тесной интеграции мира и включения самых отдаленных уголков в орбиту "мировой цивилизации". Но вот парадокс. По мере этого победоносного шествия по карте мира расползается большое черное пятно, скрывающее под собой все новые и новые регионы в обоих полушариях. Для того, чтобы заметить это пятно, нашему предполагаемому докладчику не надо ходить далеко — достаточно выглянуть за окно, где буйствуют и дерутся с полицией хулиганствующие "противники глобализации", которые решили в виде тени всюду следовать за элегантными "глобализаторами".

Ценой "цивилизационной интеграции" оказывается расцивилизация значительной части человечества, погружение ее в пучину хаоса и криминала. Ту же цену за "интеграцию в мировое сообщество" платит и Россия. Только ленивый сегодня не говорит у нас о "великой криминальной революции", но только немногие, в основном — оппозиционные и мгновенно попадающие под дискредитирующий огонь масс-медиа голоса, решаются говорить о том, что эта криминализация и есть та самая цена, которую мы должны выложить сполна за приглашение на "глобальный" пир. Но нужно ли нам место на этом пиру, да еще и купленное ценой оборотнического перерождения большей части нашего общества в нелюдей – носителей антицивилизации? Вот вопрос. Увы — не риторический. Доказывать и убеждать в очевидном по прежнему приходится слишком многих.

После "Осевого времени"

Несомненно, преступность существовала всегда. В анналах истории Древнего Египта и Вавилона, в Ветхом Завете и китайских летописях, у историков Греции и Рима мы читаем о наводняющих страну разбойниках, о кровавых мятежах, о свержении правителей и распаде государств под влиянием беспорядков. Перечитывая страницы книг, посвященных, скажем, гибели Западной Римской Империи, наш современник может найти немалое утешение и даже подумать о том, что мы еще легко отделались (если, конечно, не считать, что это — только начало). Огромные цивилизационные катастрофы миру не в новинку.

Но жизненным нервом человеческой истории был и остается поиск более совершенного порядка, порядка, способного исправить последствия уже происшедших катастроф и предотвратить будущие. Ключевой для мировой истории стала эпоха "Осевого времени", когда примерно два с половиной тысячелетия назад в основных центрах мировой цивилизации практически одновременно появились проповедники нравственного и религиозного возрождения — Сократ и Конфуций, Заратустра и ветхозаветные пророки со всей решительностью отсекли в своем учении доброе от дурного, предложили человеку возвышенные императивы, по которым в идеале должна была быть выстроена человеческая жизнь. Эта нравственная проповедь не осталась уделом идеалистов — "Осевое время" стало эпохой незаметной, но масштабной социальной революции, создавшей новое поколение цивилизаций, более устойчивое, чем прежние, именно за счет заложенного в его структуре отвращения от Хаоса, неприятия преступления ни как нормы, ни как чего-то допустимого в человеческой жизни. "Социальный порядок должен быть основан на добре" — провозгласили ведущие мировые цивилизации и как бы вытолкнули криминал за пределы обитаемого мира, оставив его в удел варварам. Социальный хаос и рост преступности рассматривались как что-то недолжное и подлежащее скорейшему устранению — в этом был залог прочности цивилизационного устроения.

Следующее поколение цивилизаций, точнее — одна суперцивилизация Запада выстроилась на принципах, прямо противоположных тем, которые были заложены в "осевую эпоху". Стержнем новой цивилизации стала не нравственность, а "эффективность". "Социальный порядок должен быть основан на пользе и выгоде" — к такому выводу довольно быстро пришли теоретики нового общества. Но вдохновителями и пророками его были отнюдь не теоретики, не философы и мудрецы, а удачливые разбойники, деятели эпохи "первоначального накопления капитала". Криминал стал не просто составной частью цивилизации Запада — преступление лежит в ее основе. Позднее западная цивилизация подняла на щит очень удобную для себя теорию знаменитого социолога Макса Вебера, говорившего о честном, рачительном и рациональном буржуа-протестанте, опирающегося на идею Мартина Лютера и Жана Кальвина, как о том, кто заложил основы нового образа жизни и новой капиталистической экономики. Но исторически более прав был оппонент Вебера, Вернер Зомбарт, указывавший на то, что "рачительному буржуа" предшествовали купец-авантюрист, бандит-пират и бандит-конкистадор, дворянин-грабитель, снимающий с крестьян восемь шкур и сгоняющий их с земли, банкир, прокручивающий казенные средства, доверенные ему воинственным императором, награбившим их по всей Европе… Французский социалист прошлого века Прудон не так уж был и неправ, когда говорил: "собственность — это кража". Действительно, та собственность, которую "рачительно" использовал веберовский капиталист, пахла грязью мошенничества и кровью преступления. И преступление стало той ценой, которую необходимо и по сей день заплатить за то, чтобы войти в тот мир, где царит "дух капитализма".

Несомненно — по мере того, как цивилизационное устроение Запада утрясалось, потребовались определенные жесткие формы порядка, которые бы сдерживали разрушительный потенциал диких нравов "первоначального накопления". Однако как ковались сами эти порядки? Сплошь через преступления и революции, уносившие чем дальше, тем больше жизней. Особенно разрушительными стали последствия для тех стран, куда Запад врывался непрошеным гостем, требовавшим либо принять его правила игры, либо погибнуть. Реформы, проводимые в тщетных попытках "догнать и перегнать" "передовые страны" обычно приводили только к тому, что взрывали пытавшиеся "модернизироваться" общества изнутри, разрушали нравственные устои прежней цивилизации, навязывали новую утилитарную этику, которая неизбежно оказывалась криминальными "понятиями". Все планета усеяна развалинами взорванных западным культурным вторжением цивилизаций, из которых современная Россия представляет собой пожалуй самый обширный, колоритный и загадочный экспонат. Загадочный по двусмысленности и неясности той роли, которую ей предстоит сыграть в происходящих процессах — "втянется" ли она постепенно на вторых и третьих ролях в западную цивилизационную структуру? Станет ли обширным центром интернациональной криминальной империи, так сказать центром теневого царства? Сможет ли преодолеть нынешний цивилизационный кризис и мощным рывком вывести из тупика не только себя, но и другие народы? Все это, пока, не совсем понятно. Оглядываясь, мы видим лишь руины, на которых идет вялая жизнь, зато громко звучит проповедь защитников и апологетов криминальной революции.

Криминал и его апологеты

Естественная реакция на происходящее нормального гражданина — ужас и возмущение происходящим, стремление найти виновников и хотя бы задним числом призвать их к ответу. "Патриотически" настроенный гражданин видит в происходящем сознательное и злонамеренное разрушение России, "демократический" – следствие того, что "реформы" проведены не до конца и неграмотно, но оба осознают чудовищную ненормальность происходящего. Однако наиболее прогрессивные идеологи "нового мира" ничего страшного в чудовищной криминализации страны не видят, напротив — она представляется им единственным возможным залогом "прогресса", а цивилизационный хаос — естественной средой для проведения "отбора" тех, кто годится для жизни в светлом будущем и выбраковывания остальных.

Мир делится "не на богатых и бедных, как думают многие, а на тех, кто может жить в завтра, и вечно вчерашних" — заявляют радикально-либеральные политологи Ахиезер и Яковенко. Вторые, "вечно вчерашние", недостаточно "приспособленные" для жизни в этом мире, по хорошему должны бы вовсе умереть, это было бы для них лучшим исходом. Если они и существуют, то только для того, чтобы за их счет могли бы существовать более "приспособленные". Если бы не существовало "лохов", готовых вкладывать деньги в финансовые пирамиды, то откуда было бы взять деньги новой поросли капиталистов? И если бы не существовало "вечно отстающих от хода мировой цивилизации" русских, то как бы могли идти семимильными шагами вперед западные страны? Успеть за этими странами в России могут только самые энергичные, а на ком могли бы проявлять они свою "пассионарность" и "деловую хватку", как не на менее предприимчивых согражданах.

Другими словами — криминализация предстает в глазах ее апологетов главным свидетельством нашего вступления на дорогу Прогресса. По своему — это справедливо, поскольку развеивает миф о "капитализме с чистыми руками", на котором якобы основана западная цивилизация. Большинство "новых богатых" является агентами не просто криминала, а криминализованного хаоса, поскольку их капиталы имеют не только криминальное, но и паразитическое происхождение, расходуются "на ветер" десятками разных способов, от трат на проституток до содержания "карманных" СМИ. Эта сфера криминализованного хаоса увеличивается за счет размножения "делением", по известной формуле "нужно делиться", обосновывающей подкуп чиновников, милиции, судей, ведущий к краху систем управления. Если к этому прибавить тот факт, что "интеллигенция", обычно считающаяся хранителем духовных и этических основ общества, фактически выступила в данном случае как главный агент разрушения, последовательно дискредитировав все традиционные ценности, саму Россию, русских, предав их фактической "идентификационной смерти", так что многим стало стыдно быть русскими и жить в России, то вырисовываются контуры чудовищного монстра, который просто не может быть "окультурен" и "цивилизован" именно потому, что уничтожение культуры и цивилизации и является источником его роста и способом существования.

Необходимо понять, что мучащий Россию последнее десятилетие хаос не может восприниматься как творческий. Многие трагические, масштабные и кровавые кризисы, в том числе и в ХХ веке закладывали фундамент для нового общества, однако контуры того, что вырисовывается на развалинах разрушенной России, если представлять себе "естественный" ход исторического процесса — это анти-общество, анти-цивилизация. Это состояние, в котором большинство так называемой общественной элиты, "новых богатых" принадлежит и в идейном, и в нравственном, и в культурном, и в социальном смысле к другой цивилизации, нежели большинство населения страны. Пресловутое "бегство капиталов" не является для этих людей в собственном смысле слова "бегством" — напротив, это "перевод заработанного" с места работы на "родину". Старый оппозиционный лозунг об "оккупационном режиме" здесь оборачивается неожиданно емким культурологическим содержанием — огромную часть экономической и политической элиты России приходится считать ничем иным как инородным телом, разрушающим немногое оставшееся от страны, нуждающимся не во "всасывании" или "растворении", а в безжалостном хирургическом изъятии. Со структурами анти-цивилизции невозможен диалог, бессмысленны надежды на их "конструктивное" включение в какой-либо процесс возрождения России, поскольку ее разрушение — способ их существования. Даже под сильным общественным давлением они только более менее старательно симулируют принадлежность к одной с нами цивилизации, при ослаблении давления немедленно переходя к более привычному образу жизни.

В современной России криминально-"элитарное" сообщество представляет собой жителей не предрассветных сумерек, которые вот-вот должны смениться "солнечным светом" нового капитализма. Это агенты ночи, в которые погружается большинство человечества, чтобы обеспечить "прожиточный минимум" привилегированному меньшинству, агенты антицивилизации, которая должна стать мрачным подножием глобальной сверхцивилизации постиндустриального мира. Поэтому, если мы не хотим стать частью этого подножия, то антицивилизационные силы должны уйти с российской сцены для того, чтобы стала возможна действительно конструктивная деятельность по преодолению современного хаоса.

In memoriam

Эта статья — дань памяти замечательному человеку — доктору философских наук, профессору, академику РАЕН Борису Сергеевичу Ерасову, скончавшемуся от тяжелой болезни 1 мая этого года. Выдающийся культуролог, востоковед, теоретик цивилизации, издатель знаменитых альманахов "Цивилизации и культуры" — он был не просто выдающимся ученым, он был одним из редких, увы, в академической среде людей, кто не скрывал своих последовательных и ясных патриотических убеждений, своей уверенности в своеобразии и особой миссии русской цивилизации. Его научные работы были написаны с ясных идейных позиций, но никто, в том числе из идейных противников, никогда и не думал поставить под сомнение его научной компетентности и высочайшего авторитета.

Он очень любил "Спецназ России", прочитывал от корки до корки каждый номер, хвалил, критиковал, грозился написать что-нибудь сам, но не успел. Хотя непременно написал бы — идей и энергии ему было не занимать, так что даже после смертного приговора врачей он держался так, что все, кто не знал о болезни были уверены, что проживет он сто лет, да и те, кто знал, глядя на него, начинали верить в чудо. Чуда Бог не дал, хотя дал легкую, почти внезапную смерть, оборвавшую множество планов и начинаний. Он написал бы для "Спецназа" — поэтому мы уверены, что поступили правильно, изложив для читателей некоторые ключевые идеи одной из последних работ Бориса Сергеевича "Глобальный хаос и криминал как продукт крушения цивилизационного устроения". Он горько переживал "смутное время" последнего десятилетия, оно казалось ему применением в России отработанной технологии погружения в хаос стран "третьего мира" и он, как теоретик цивилизации, тщательно анализировал происходящие процессы, и его выводы были пессимистичными, так что с ним неоднократно приходилось спорить. Он выслушивал наши надежды и говорил об объективных показателях — демографической катастрофе, разрушении производства, отупении младшего поколения, неспособности нашей "интеллигенции" отречься от западничества даже тогда, когда стала очевидна полная его провальность. Печать этого пессимистического взгляда и на том, что им написано. Но этот пессимизм не должен повергать нас в уныние, как не повергал его. Скорее это предупреждение, призыв к борьбе, борьбе за нашу цивилизацию, искренним защитником которой был Борис Сергеевич.

2001 г.

Источник: "Спецназ России" №06 (57), июнь 2001 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Дизайн с инновационным подходом для выставочных стендов.
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.