Народная киргизская забава

Штурм Белого дома в Бишкеке грозит превратиться в перманентную акцию

Была такая песня: если радость на всех одна — на всех и беда одна. Радостью в Киргизии стала мартовская тюльпановая революция. Бед же — много. Главные из них — экономическое состояние Киргизии, а еще разброд и шатания среди победителей. То и другое объективно. По замечанию американского специалиста Марты Олкотт, «власть взяли люди из старой колоды», и, следовательно, разборки между ними отражают не только нынешнюю ситуацию, но являются продолжением старых «приакаевских» нравов.

В центре политической коллизии — президент Курманбек Бакиев и премьер Феликс Кулов. Проще всего найти виноватого и говорить о расколе «революционеров». Но ведь трения между ними совершенно естественны и закономерны. Иначе и быть не может. Во-первых, потому, что дуумвират возможен только на момент свершения революции, но никак не на ее излете. В революционном спринте не может быть двух победителей. Во-вторых, оба сыграли заглавные, но разные роли в произошедшей смене власти. Бакиев возглавил то, что впоследствии именовалось революцией, Кулов — по праву может претендовать на роль ее спасителя, ибо не дал превратиться ей в большой погром. В-третьих, у Бакиева имидж хозяйственника, в то время как упрятанный предыдущим президентом за решетку Кулов сохраняет образ мученика, а заодно обладает немалой, неизрасходованной харизмой.

Кроме того, Киргизия состоит из двух половин — Севера (48% населения) и Юга (52%). Север руками Акаева правил полтора десятка лет. И естественно, что южане хотят «реванша». Бакиев южанин, Кулов — выходец с Севера. Не стоит излишне акцентировать это обстоятельство, но уж так устроено киргизское общество.

Бакиев и Кулов — союзники. Это правда. Но они и соперники. Это тоже правда. Если возобладает дух соперничества, как предсказывают многие, Киргизию ждут смутные времена. По Бишкеку гуляет шутка: «Народная киргизская забава — штурм Белого дома». В каком-то смысле смутные времена уже наступили. Постреволюционный, но уже бывший прокурор Азимбек Бекназаров в конце сентября пригрозил вывести на улицы Бишкека новые тысячи демонстрантов. Хотя в последнюю минуту сделать это он не рискнул. В Киргизии происходят ранее неведомые заказные политические убийства. Так, несколько недель назад был убит ставший политиком влиятельный бизнесмен Баяман Эркинбаев. Кто-то утверждает, что эта криминальная разборка, но вот премьер уверен в политической составляющей и обещает назвать заказчиков.

Интрига началась почти сразу после революции. Иногда доходило до смешного. В 20-х числах апреля в одной семье родились мальчики-близнецы. Одного назвали Феликсом, другого — Курманбеком. Подконтрольные Бакиеву СМИ оперативно сообщили о новорожденном Курманбеке и с задержкой — о маленьком Феликсе. Мелочь, конечно. Но именно эту мелочь упоминали многие, с кем мне довелось разговаривать тогда, в апреле, в киргизской столице.

Феликс Кулов изначально был настроен миролюбиво. В канун президентских выборов он предложил вариант, при котором в случае его (Кулова) победы на выборах Бакиев автоматически садится в премьерское кресло, в случае же своего поражения Кулов вообще уходит из политики. Подумав, Бакиев предложил свой проект — Кулов не идет на выборы самостоятельно, но автоматически становится премьером в случае победы Бакиева. При таком раскладе не победить Бакиев просто не мог, и его 88,65% — это факт, а не «туркменская арифметика».

Кулов согласился и стал премьером. В парламенте за его кандидатуру проголосовали 55 депутатов из 66. И тут же начались муки с формированием правительства. Сразу выяснилось, кто из вице-премьеров за президента, какие министры лоббируются Бакиевым, какие — предлагаются Куловым. Жертвами схватки стали сразу три выдвинутые Куловым на министерские посты дамы, и среди них одна из ключевых фигур революции — Роза Отунбаева, вполне логично претендовавшая на пост министра иностранных дел (да и занимавшая его в свое время при «раннем демократичном Акаеве»). В общем, сейчас большинство в правительстве составляют выдвиженцы президента.

Премьер пока оказался внутренне готов к такому раскладу и отнюдь не собирается уходить в отставку, считая, во всяком случае публично, что расхождения по поводу состава кабинета не более чем рабочие моменты. Так ли это на самом деле, покажет время. Но во всем этом есть один позитивный момент. Все последние события в стране, в том числе самые острые, вершатся прилюдно. Или почти прилюдно. О них пишут газеты, говорит телевидение. Конечно, острой всего и вся критики, неизбежной скандальности дебатов в парламенте, хулы в адрес президента и премьера — через край. Но то, что неприкосновенных лиц пока нет, — безусловное достижение. А ведь это та самая демократия, которой так не хватает в России.

В стране раздается все больше голосов в поддержку изменения Конституции и установления парламентской системы. Такой позиции придерживаются премьер и его партия «Ар-Намыс», полагающая, что у президента должно быть власти не больше, чем у английской королевы. Но до мартовских событий о необходимости изменить Конституцию в стране не говорил только ленивый. Сейчас эти речи звучат не столь громко. Может, потому что есть дела поважнее, а может, кого-то при новом президенте больше устраивает президентская республика.

В сложившейся ситуации Феликс Кулов ведет себя дипломатично (раньше это называлось интеллигентно). Он по-прежнему открыт для диалога, терпеливо сносит звучащие порой в его адрес оскорбления. Он готов идти на уступки. Сейчас он слабее президентской команды. Но если вдруг «изъять» его из постреволюционной конструкции, то она просто-напросто обрушится. И Кулов знает себе цену.

Бакиеву тоже не позавидуешь. Его положение в каком-то смысле даже труднее. И вот почему: свита президента обширна, пестра и очень притязательна. Эта разношерстная публика отнюдь не бескорыстно играет и будет играть короля. Так что первому лицу понадобится собрать все мужество и честность, чтобы в конечном счете не сталь заложником этой «сверхсемьи». Всякая смена власти на постсоветском пространстве означает передел собственности. В России это хорошо известно. А там, где перетаскивают с места на место чужое добро, уже не думают ни о реформах, ни о государстве.

В Киргизии разворачивается борьба против коррупции и казнокрадства. Пока что это в основном борьба с прошлым. Например, с изобличенным в финансовых преступлениях бывшего премьера Николая Танаева. А вот как здесь собираются бороться с преступлениями среди постреволюционных политиков и чиновников, которые продолжают нарушать законы, сказать трудно. Тот, кто возглавит эту борьбу, неизбежно набьет себе много шишек, наживет себе самых влиятельных недругов, а то и просто сломает шею. Похоже, главным и крайним в схватке с коррупцией окажется премьер-министр.

Коррупция лишь повод, чтобы сказать несколько слов о «факторе Акаева». Чем дальше уходит в прошлое штурм президентского дворца, тем мягче отношение к его бывшему хозяину. Несмотря на объявление в розыск «киргизского зятя» Адиля Тойгонбаева, из газет испарились термины «акаевщина», «аскариды» и пр. Уже с уважением рассуждают об уме и твердости дочери экс-президента Бермет Акаевой. Конечно, речь не идет о политической реабилитации экс-президента. Но рост ностальгии прямо пропорционален нынешним трудностям. Через это, кстати, прошла и Россия. Думается, «акаевский мираж» рассеется не скоро.

Но пока киргизам рано предаваться воспоминаниям. Работать надо. Ни у президента, ни у премьера нет времени на раскачку. Если в стране не обозначатся качественные сдвиги в экономике, то ситуация вновь станет предреволюционной. Еще одной революции (читай: очередной народной забавы) Киргизия не переживет. Лидеры это понимают.

 

Источник: "Независимая газета", №218 (3615) от 10 октября 2005 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.