Дмитрий Глумсков

Узбекский эндшпиль

События в Андижане — следствие проблем в экономике Узбекистана, авторитарных методов правления Ислама Каримова, а также обострения внутриполитической борьбы за пост главы государства. Врагами действующего президента страны стали не только исламские экстремисты, но и представители различных клановых группировок

Власти Узбекистана всю минувшую неделю пытались локализовать последствия вооруженного конфликта в Андижане, произошедшего 13-14 мая. На улицах города малолюдно, везде патрули спецназа, административные здания взяты под усиленную охрану. Обстановка, видимо, нормализована: президент Узбекистана Ислам Каримов пригласил международных наблюдателей посетить регион.

Страшный счет

После силового подавления восстания в Андижане возникло еще несколько очагов напряженности, в частности в городах Кара-Суу (расположен на границе с Киргизией) и Пахтаабад (30 км от Андижана). В Кара-Суу, через который на территорию Киргизии прорвалось около тысячи беженцев, сожжено несколько административных зданий. А в Пахтаабад, куда прорвалась часть боевиков, власти ввели войска.

В результате конфликта, по словам Ислама Каримова, погибло 169 человек. Независимые правозащитники утверждают, что счет погибших идет на сотни, а раненых — на тысячи. Так, в Андижане, по подсчетам активистов оппозиционной и незарегистрированной партии "Озод дехконлар" ("Свободные крестьяне"), опрашивавших жителей города, погибло более 700 человек, в Пахтаабаде — около 200. Прорвавшиеся в Киргизию люди утверждают, что спецназ расстреливал мирных жителей, среди которых были женщины и дети, устроил засаду на беженцев на пути их следования к границе.

Тем временем в Киргизии пытаются решить проблему с беженцами. Во временном палаточном лагере, развернутом возле села Бараш Сузакского района, сейчас находится свыше 500 граждан Узбекистана. Среди них есть раненые. Несколько тысяч человек собрались на границе в надежде перейти в Киргизию.

Бишкек оказался в трудном положении. У беженцев есть родственники в Киргизии, не пустить их — значит спровоцировать беспорядки у себя; пропустить всех — значит поссориться с Каримовым и столкнуться с серьезной гуманитарной проблемой.

Эти соображения, видимо, и стали причиной медлительности, которую демонстрируют киргизские пограничники на пропускном пункте в Кара-Суу. Они работают крайне медленно, что уже спровоцировало митинги протеста беженцев, скопившихся в городе. В любой момент переход границы может стать стихийным (с узбекской стороны ее пока никто не охраняет), так как Генеральная прокуратура Узбекистана возбудила несколько уголовных дел и сформировала оперативно-следственную бригаду. Следователи наверняка попытаются выяснить состав беженцев и их причастность к событиям в Андижане и Пахтаабаде. В Андижане сотрудники правоохранительных органов уже задержали около ста человек.

Поскольку организаторами беспорядков президент Каримов назвал сторонников движения "Хизб-ут Тахрир", проповедующего создание на территории Ферганской долины единого исламского халифата, и даже талибов, к задержанным отнесутся с пристрастием.

Впрочем, эксперты в Центральной Азии не исключают, что исламисты лишь воспользовались ситуацией для освобождения своих сторонников из тюрьмы Службы национальной безопасности в Андижане, а на самом деле в Узбекистане произошло народное восстание либо обострение межклановой борьбы.

Официальная версия: заклятые враги

Ислам Каримов, оценивая события в Андижане, не считает, что они являются продолжением "цветных революций", прокатившихся по Грузии, Украине и Киргизии. По его мнению, нападение на Андижан совершено исламскими экстремистами "Хизб-ут Тахрир", целью которых было свержение конституционного строя и установление мусульманской шариатской власти. А руководили антиправительственным восстанием из киргизского Джалал-Абада.

Движение "Хизб-ут Тахрир" уже давно считается наиболее активным противником режима Каримова. Несколько лет назад боевики попытались прорваться в Узбекистан через Баткенскую область Киргизии, а в феврале 1999 года, по версии узбекского следствия, организовали несколько взрывов в центре Ташкента, в том числе вблизи президентской резиденции. Тогда погибли двадцать человек, более ста получили ранения. В последующие годы было совершено еще несколько терактов, последние из которых состоялись в марте и июле прошлого года.

Прямых доказательств наличия исламского следа в андижанских событиях у Каримова пока нет. Накануне конфликта в городе проходили многотысячные демонстрации местных жителей, требовавших освобождения 23 местных бизнесменов, которые были арестованы год назад по обвинению в антиконституционной деятельности и принадлежности к экстремистской организации "Акромия". Эта организация тесно связана с "Хизб-ут Тахрир". "Акромисты" считаются последователями уроженца Андижана Акрамжона Юлдашева, арестованного в феврале 1999 года и осужденного на 17 лет по нескольким статьям Уголовного кодекса, в том числе за терроризм и организацию преступного сообщества.

Однако правозащитник Саиджахон Зайнабитдинов уверен, что "если бы люди были счастливы и уровень жизни был бы выше, то никаких волнений не возникло бы". И правительство Узбекистана, по его мнению, несет прямую ответственность за то, что произошло в Андижане.

Версия номер два: восстание народа

На стихийном митинге в Андижане большинство ораторов утверждали, что они не ваххабиты и не экстремисты, что они просто хотят достойно жить. Оценивать социально-экономическое положение Узбекистана с точки зрения благополучия его жителей — дело неблагодарное. Согласно официальной статистике, ВВП на душу населения постоянно растет, уровень инфляции остается одним из самых низких в странах СНГ (3,7% в 2004 году против 3,8% в 2003-м). Однако на деле благополучные макроэкономические показатели слабо влияют на жизненный уровень жителей преимущественно аграрного Узбекистана, средний доход составляет 20-30 долларов в месяц.

Узбекские области, географически относящиеся к Ферганской долине, давно считаются наиболее взрывоопасными и подверженными народным восстаниям регионами. Здесь высокая плотность населения, дефицит сельскохозяйственных угодий, рабочих мест, сильное влияние наркоторговцев, занимающихся производством опия. Кроме того, в Ферганской долине исторически сильны исламские традиции. Преследования верующих мусульман, заподозренных в фундаментализме, подогревают антиправительственные настроения в регионе, ставшем центром религиозной оппозиции Каримову.

"Мы предупреждали Каримова, что его деспотизм приведет к хаосу и пролитой крови", — сказал "Эксперту" один из лидеров старейшей оппозиционной партии Узбекистана ЭРК Сулаймон Мурадов, проживающий сейчас в США. — Вот он и добился своего".

Узбекский оппозиционер Мухаммад Салих, выступавший конкурентом Ислама Каримова на президентских выборах в 1990 году, а ныне живущий в изгнании, тоже считает, что в Андижане произошло "восстание простых людей, которым надоел режим Каримова". Однако Каримов не Акаев. Он готов действовать жестко и даже жестоко, чтобы не допустить дестабилизации в стране. Но своими действиями, считает Салих, он лишь усилил недовольство узбекских граждан. События в Андижане — этап на пути к свержению президента, что может произойти в любой момент. Оппозиция загнана в подполье, и какие процессы в ней происходят, едва ли знают даже узбекские спецслужбы.

Версия номер три: заклятые друзья

В Узбекистане, равно как и в других странах Центральной Азии, очень сильны клановые группировки, между которыми идет постоянная борьба за власть. Уроженец Самарканда Ислам Каримов, возглавляющий страну с 1989 года, считается лидером ташкентско-самаркандского клана. Его давними и непримиримыми противниками являются влиятельные бухарский и ферганский кланы.

Самый опасный для Каримова — ферганский клан. Он обладает достаточными финансовыми средствами, чтобы организовать народное сопротивление власти. К тому же ферганскому клану явно становится тесно в долине, и он пытается взять под контроль основные виды бизнеса в стране в целом.

До недавних пор ташкентско-самаркандский клан, войдя в коалицию с джизакским, весьма успешно отражал попытки ферганцев оттеснить Каримова и его окружение от власти. Однако в последние годы позиции президента пошатнулись. Последние несколько лет Каримов периодически исчезает из поля зрения. Представители власти объясняют это необходимостью проходить медицинское обследование. В 2003 году, когда президент не появлялся на публике рекордно долгое время — более десяти дней, — пошли слухи, что он умер, а страной управляют его приближенные.

Подобная информация появилась и накануне событий в Андижане: утверждалось, что Каримов либо умер, либо отошел от дел и вся власть сосредоточена в руках министра внутренних дел Закиржона Алматова, принадлежащего к самаркандскому клану. Появление на пресс-конференции 14 мая в связи с событиями в Андижане Ислама Каримова опровергло слухи о его смерти, но укрепило узбеков в уверенности, что их лидер — не жилец (Каримов действительно выглядел серьезно больным), а значит, не за горами операция "Преемник", о подготовке которой тоже ходят упорные слухи.

В список претендентов помимо Закиржона Алматова включены глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов и премьер-министр Шавкат Мирзияев. Алматов и Иноятов — главные люди в системе безопасности Узбекистана. В их подчинении, по сути дела, личные армии — подразделения МВД и спецслужб. Мирзияев, который тоже принадлежит к самаркандскому клану, — чисто политическая фигура.

Ни одного представителя других кланов, в первую очередь ферганского, в списке нет. Это означает, что в случае досрочного ухода Ислама Каримова из большой политики (плановые выборы президента пройдут в стране лишь в декабре 2007 года) межклановая борьба за власть обострится до предела и может привести к гражданской войне. События в Ферганской долине указывают на то, что оппоненты Каримова встали на путь открытого вооруженного противостояния. Урегулировать разгорающийся конфликт, в котором круто замешаны и религиозные, и социальные, и клановые проблемы страны, мирным путем не удастся.

 

Источник: "Эксперт", №19 (466) от 23 мая 2005 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2014 Русский архипелаг. Все права защищены.