"Глобализация" под ударом

Повестка дня для нового американского президентства

Российская власть и политическая элита стремятся, исходя из своего опыта и традиций страны, представить все актуальные вопросы, стоящие перед президентом и правительством, как чисто технические, решаемые мобилизацией экспертных мнений, которые в совокупности должны вывести политиков на принятие неких "правильных" решений. Своеобразным преимуществом политической дискуссии в Соединенных Штатов может считаться ясное идеологическое позиционирование экспертов, позволяющее сразу постигать суть разногласий между ними, не погружаясь в технические подробности обсуждаемых вопросов. В целом, такая политизация вполне оправдана, поскольку далеко не все проблемы можно решить средствами аналитической калькуляции, не прибегая к выбору, носящему идеологический или во всяком случае ценностный характер. Ангажированность эксперта, таким образом, далеко не во всех отношениях отрицательное качество, поскольку некоторые принципиальные политические проблемы, связанные с различными интересами и ценностными установками граждан, просто не имеют однозначно правильного решения. Напротив, стремление некоторых российских экспертов представить самих себя эдакими оторванными от политической жизни теоретиками, не заинтересованными ни в чем кроме истины, очень часто является не более чем манипуляцией общественным мнением либо искренним самообманом.

Тем не менее, американская политическая жизнь также имеет свои недостатки. Существующая двухпартийная система, а также традиционный для индустриального общества идеологический раскол на "либералов" (левых) и "консерваторов" (правых), не позволяет схватывать и выносить на повестку дня президентских выборов многие существенные вопросы жизни страны. Так, в нынешней президентской кампании на второй план отошли вопросы миграционной политики, которые стали предметом острейших дискуссий в американском обществе после событий 11 сентября 2001 г. Причина проста — никто из предполагаемых основных кандидатов на высший государственный пост в Соединенных Штатах, то есть ни Джордж Буш, ни Джон Керри, не выступает за значительное сокращение миграционного потока в страну. По этим вопросам у важнейших конкурентов царит почти полное единодушие, притом, что и справа (вспомним Патрика Бьюкенена ) и слева (вспомним Майкла Линда ) у политики "открытых дверей" в США имеются серьезные оппоненты. Однако истеблишмент обеих партий занял по этому вопросу четкую позицию, и на первый план политической борьбы он пока не вышел.

Несомненно, что существуют и другие проблемы, о которых говорят мало и неохотно, но которые, тем не менее, стоят в повестке дня как действующей администрации, так и ее конкурентов. Многие из этих проблем при всей их стратегической значимости носят технический характер, то есть они не связаны напрямую с выбором какой-то определенной политической идеологии. К таким вопросам, думаю, следует отнести проблему энергетической безопасности Соединенных Штатов, снижения ее зависимости от нефтяных ресурсов Ближнего Востока и нефтяных ресурсов в целом. Об этом, как о важной и даже первостепенной по серьезности задаче говорят и Джон Керри, и Джордж Буш (вопросами энергетической безопасности в его администрации ведает второе лицо в государстве — вице-президент Ричард Чейни). Разногласий здесь также практически нет, что вполне естественно — стратегический выбор элиты вроде бы не вызывает сомнения (конспирологических сюжетов об альтернативной энергии я сейчас не касаюсь), а конкретные аспекты по разным причинам действительно не могут быть предметом всенародного обсуждения.

Политическая дискуссия между основными кандидатами вращается сейчас вокруг трех основных пунктов: внешнеполитической стратегии США в целом и действий Буша в Ираке в частности; проблем, вызванных снижением налогов и, соответственно, небывалым в истории страны увеличением бюджетного дефицита; и, наконец, самое интересное и неожиданное — сокращения рабочих мест в стране, обусловленного в том числе выносом американскими кампаниями части рабочих мест за границу.

Надо сказать, как раз по вопросам внешней политики дискуссия между Бушем и Керри не обещает быть чрезмерно интересной. Различия по этим темам у двух претендентов даже не мизерные, а микроскопические, при том что Керри не перестает критиковать действующего президента за те или иные ошибочные шаги его администрации в отношении Ирака. Однако сам Керри в 2002 г. фактически поддержал готовящуюся войну, проголосовав в Сенате за наделение Дж. Буша дополнительными полномочиями для начала военных действий против Саддама Хуссейна. Чтобы он не говорил теперь, ясно, что в отличие от его недавних конкурентов Ховарда Дина и Денниса Кусинича, а также в какой-то мере отставного генерала Уэсли Кларка, он не может считаться принципиальным противником Буша по иракской теме. Главное, что он и его сторонники вправе инкриминировать Бушу — это недостаточное внимание к террористической сети "Аль-Каида" до 11 сентября, приведшее в конце концов к трагедиям в Нью-Йорке и Вашингтоне. Именно этот пункт стал основным обвинением, выдвинутым против Буша недавним сотрудником его администрации Ричардом Кларком, ответственным за борьбу с терроризмом, который выпустил книгу "Против всех врагов". По некоторым сведениям, выход в свет этой книги был согласован с лицами, руководящими избирательной кампанией Керри. Как бы то ни было, этот момент, хотя и важный сам по себе, в стратегическом отношении носит все-таки второстепенный характер.

Один из интеллектуальных центров, формирующих международную стратегию команды Керри, — Институт прогрессивной политики (Progressive Policy Institute). Его руководитель Уилл Маршалл в соавторстве с другими экспертами, из которых наиболее известны один из ведущих специалистов по Ближнему Востоку, профессор Брукингского института Кеннет Поллак, сотрудник Фонда Карнеги в поддержку международного мира Майкл Макфол и профессор Гуверовского института Ларри Даймонд, выпустили в октябре 2003 г. своеобразный манифест, носящий заголовок "Прогрессивный интернационализм. Демократическая стратегия национальной безопасности "[i] . Именно этим термином они определяют свою политическую линию, занимающую, как считают эти авторы, "жизненный центр между правым про-имперским и левым анти-интервенционистским лагерями". К сожалению, по прочтении этого документа приходится признать, что "прогрессивный интернационализм" — это далеко не центр, ибо от одного из крайних полюсов обозначенного поля его отличают не более чем нюансы. Так, "прогрессивные интернационалисты" подобно неоконсерваторам признают правомерность использования Соединенными Штатами силы против своих противников. Они настаивают на необходимости активного использования возможностей единственной сверхдержавы для распространения демократии во всем мире (опять же совпадая в этом с неоконсерваторами). "Прогрессивные интернационалисты" признают плохую эффективность наднациональных органов типа ООН в плане обеспечения мировой безопасности и поэтому считают допустимым односторонние действия США без непременного согласия их союзников. В чем же тогда вообще состоит отличие этой команды экспертов от их "неоконсервативных" коллег, которые заняли при нынешней администрации престижные посты в Пентагоне и других государственных ведомствах? По существу, только в одном. "Прогрессивные интернационалисты" (вообще говоря, это название кажется немного странным — непонятно, бывают ли "интернационалисты" "реакционными") недовольны брутальной риторикой Дж. Буша и неоконсерваторов в адрес их европейских союзников и их неготовностью к трудным переговорам, требующим не грубого наскока, а спокойствия и выдержки. Мол, если бы Рамсфельд и компания меньше грубили бы европейских партнерам, военная кампания была бы менее разорительной для бюджета страны.

Резкость неоконсерваторов и в самом деле поразительна. Знаменитая фраза Роберта Кагана о европейцах как о "лилипутах, связывающих Гулливера"[ii] (то бишь Америку) — это еще было далеко не самое обидное из всех отпущенных неконами ругательств в адрес европейцев, посмевших сомневаться в оправданности действий США на Ближнем Востоке. Другое дело, что для полноценной политической стратегии критики таковой риторики маловато. Но Керри и его сторонники хотят не столько бросить вызов доктрине Буша, которую они в целом разделяют, сколько связать очевидные его промахи в отношениях с союзниками по НАТО с чрезмерными военными расходами США и огромным бюджетным дефицитом страны. Однако проблема в том, что несмотря на этот дефицит американская экономика, выходя из кризиса 2001–2003 г., явно демонстрирует признаки оживления. Как пишет в недавней статье в "Независимой газете" Владислав Иноземцев: "Темпы роста ВВП повышаются, достигнув по итогам прошлого года 4,1%, производительность растет на 4,7–5,5% в годовом исчислении, а объем розничных продаж увеличился в 2003 году более, чем на 9%". Чтобы расширить свой электорат, Джону Керри требовалось указать на какую-то существенную проблему, волнующую избирателей, чтобы привлечь голоса людей, не входящих в число традиционных сторонников Демократической партии.

По-видимому, руководителями кампании Керри было принято решение "взять" часть голосов независимых кандидатов. Напомню, что на выборах 2000 г. таковых было два: представитель левых профсоюзов и "зеленых" американец ливанского происхождения Ральф Нейдер и представитель правой Партии реформ Патрик Бьюкенен. Притом, что эти люди менее всего могут быть названы единомышленниками и даже союзниками, их на самом деле многое объединяет. Они оба выступают против чрезмерной военной активности Соединенных Штатов (и против интервенции в Ирак, в частности), и они оба негативно относятся к тому, что принято называть "неолиберальной глобализацией", то есть к свободе перемещения товаров и капитала через национально-государственные границы.

Керри не стал слишком сильно педалировать "антивоенную" составляющую своей программы (захватывая голоса антивоенно настроенной молодежи, он подобно Ховарду Дину мог бы не удержать умеренно-респектабельный центр), и для того, чтобы "ударить по флнгам", он сделал, прямо скажем, нетривиальный ход, указав на то бедствие, которое долгое время считалось неотъемлемой составляющей вышеупомянутой глобализации, а именно — на вынос американскими компаниями части рабочих мест за рубеж, так наз. аутсорсинг. Оказалось, что избирателей и в самом деле волнует эта тема. Далеко не всех разумеется, но все-таки немалое количество — по данным специального исследования, проведенного National Insider Advantage, примерно 3/10 от общего числа знают о случаях потери работы в результате передачи ее иностранцам, готовым выполнять ее за более низкую заработанную плату. Среди "независимых" такой показатель чуть выше — 1/3[iii] . Несомненно, что если эти числа верны, они указывают на реальную проблему, до сих пор игнорировавшуюся политиками первого эшелона и признававшуюся в качестве таковой лишь левыми и правыми аутсайдерами. Что существенно, в последнее время проблема аутсорсинга стала затрагивать не только промышленных рабочих (с этим Америка уже более менее примирилась), но и так наз. "белых воротничков", верхний менеджмент компаний, а также специалистов с высоким уровнем доходов.

Бьюкенен и поддерживающая его группа консерваторов-изоляционистов уже давно говорят об опасности, которую несет рабочим местам Америки глобализация. Однако до последнего времени никто не мог ожидать, что эта тема станет главной в повестке дня будущего президентства. Американские либералы клинтоновского типа приняли догматы "свободного рынка" как своеобразное орудие "мягкой власти" (известное выражение Джозефа Ная-мл.) США над третьим и остатками второго мира, как "мягкий" способ вмешательства во внутренние дела государств, не вполне отвечающим требованиям глобального миропорядка. Иначе говоря, в 1990-е годы левые либералы (традиционно далекие от следования рекомендациям Милтона Фридмана или Фридриха фон Хайека) вступили в своеобразный молчаливый альянс с правыми либертаристами (апологетами свободного рынка и противниками государственного вмешательства во что бы то ни было). Побочным результатом этого альянса стала идея "глобализации" в том смысле, в каком ее обычно склонны трактовать отечественные публицисты, — как якобы всеобщее торжество принципов демократии и рынка, как своеобразный "конец истории" (притом что сам этот термин выдвинул не либерал и не либертарист, а близкий неоконсерваторам Фрэнсис Фукуяма). Заявление либерала Керри об аутсорсинге как о причине потери рабочих мест есть первый шаг к постепенному разрушению этого негласного союза.

Обещание Керри решить проблему с аутсорсингом рабочих мест посредством выравнивания налогообложения с фирм, работающих в Америке и за рубежом, была встречена весьма враждебно его оппонентами справа. Бьюкенен, например, провозгласил в издаваемом с его участием журнале "Американский консерватор", что если республиканцы являются искренними и последовательными приверженцами свободного рынка и "невидимой руки", то демократы отличаются полной беспринципностью[iv] . У них нет ничего святого, и они готовы воспользоваться любой подходящей идеей для того, чтобы вернуться во власть. "Принципиальные" республиканцы занимают, к его сожалению, неправильную позицию по вопросам аутсорсинга, и если они вовремя не откажутся от изжившей себя веры в преимущества неуправляемого рынка, это в конце концов обречет их на поражение в столкновении с "готовыми поступиться принципами" демократами. С другого — неоконсервативного — конца правого лагеря на выступление Керри откликнулся бывшей спикер палаты представителей Конгресса, а ныне сотрудник Американского предпринимательского института Ньют Гингрич[v] . Гингрич осудил протекционистские настроения как внутри консервативного лагеря, так и за его пределами. В статье "Стратегия старой доброй партии по поводу занятости", опубликованной "Вашингтон пост", он неожиданно высказался в поддержку экономической политики Билла Клинтона, не предохранявшей устаревающие рабочие места, а создававшей новые в прогрессивных отраслях экономики. Здесь Гингрич намекает на информационную революцию 1990-х, коей он, большой друг футуролога Элвина Тоффлера, является горячим сторонником. Протекционизм, по его мнению, приведет лишь к ухудшению, как принято говорить в России, инвестиционного климата в стране, и рабочие места перестанут возникать вновь. Примерно такую же точку зрения высказывает в статье в наиболее авторитетном издании американского истеблишмента, журнале “Foreign Affairs”, профессор Чикагского университета Дэниэл Дрезнер[vi] . Протекционизм, по его мнению, ведет лишь к сокращению, а не увеличению рабочих мест, свидетельством чему явилось сокращение сталелитейного производства после введения администрацией Буша протекционистских барьеров на импорт стали.

Пока линия защиты глобализации выглядит все же несколько менее убедительной, чем линия нападения. Неолиберальный глобализм морально проигрывает широкой коалиции его противников, которую неожиданно возглавил умереннейший из умеренных либералов Джон Керри. Сумеет ли Керри воспользоваться политически удачным ходом и взять голоса "антиглобалистов", зависит от устойчивости электората Нейдера, который после некоторых колебаний снова вступил в президентскую гонку. Как бы то ни было, в результате дискуссии об аутсорсинге ясно проявились политические позиции тех, кто выступают за глобализацию и тех, кто по совершенно не одинаковым причинам — моральным и чисто прагматическим — стремится внести в этот процесс серьезные коррективы.

2004 г.


[i] См.: Progressive Internationalism: A Democratic National Security Strategy // http://www.ndol.org/ndol_ci.cfm?kaid=450004&subid;=900020&contentid;=252144

[ii] Kagan R. Power and Weakness // Policy Review Online. См.: http://www.policyreview.org/JUN02/kagan.html

[iii] Towry M. Inside the Numbers: Outsourcing, April 13, 2004 // http://www.townhall.com/columnists/matttowery/mt20040413.shtml

[iv] Buchanan P. Suicide by Free Trade, April 12, 2004 // http://www.amconmag.com/2004_04_12/buchanan.html

[v] Gingrich N. A GOP Strategy on jobs, March 25, 2004 // http://www.aei.org/news/filter.all,newsID.20189/news_detail.asp

[vi] См.: Drezner D. The Outsourcing Bogeyman // “Foreign Affairs”, May/June 2004, http://www.foreignaffairs.org/20040501faessay83301/daniel-w-drezner/the-outsourcing-bogeyman.html

 

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.