"Большевики" и "меньшевики" американского гегемонизма

Следует ли ожидать распада идеологической коалиции среди правящих элит мировой империи?

Приближающееся завершение военной кампании в Ираке поставит американскую администрацию перед выбором дальнейшей стратегии. Предстоит ответить на ряд вопросов: стоит ли обострять отношения со "старой Европой", Россией и Китаем; "демократизировать" Саудовскую Аравию; продолжать антитеррористическую кампанию на Ближнем Востоке, включив в число объектов превентивной атаки Сирию и Иран.

Перечисленные мероприятия входят в программу "неоконсерваторов" — группы публицистов и политиков, значительная часть которых достигла высоких постов в нынешней администрации США (о них журнал "Смысл" рассказал в № 6). Неоконсерваторы сыграли основную роль в пропагандистской подготовке военной акции в Ираке, именно их усилиями идеология "упреждающего удара" стала "консервативным мейнстримом" республиканской партии.

Взгляды "отцов-основателей" неоконсерватизма Джеймса Бернхема, Дэниела Белла, Ирвинга Кристола – мыслителей, совершивших во время "холодной войны" переход из троцкистов в пламенных борцов против коммунизма во имя либеральных ценностей Запада, – долгое время оставались чуждыми основной массе и демократов, и республиканцев. Положение изменилось в 1980-е годы, когда в период президентства Рональда Рейгана (RonaldReagan) верхних этажей власти достигли "духовные дети" неконсервативных интеллектуалов — Ричард Перл (RichardPerle), Пол Волфовитц (PaulWolfovitz), Дуглас Фейт (DouglasFeith), Фрэнк Гэффни (FrankGaffney), Джин Киркпатрик (JeaneKirkpatrick) и другие. С ослаблением и последующим крахом Советского Союза "неоконсерватизм", казалось, утратил силу и влияние. Однако приход к власти Джорджа Буша-младшего (GeorgeBushJr.) оказался ознаменован ренессансом этой идеологии, обнаружившей новое "мировое зло" в радикальном исламе.

Неоконсерваторы с их далеко идущими имперскими проектами представляют далеко не единственную силу, поддержавшую и оправдавшую войну в Ираке. Им пришлось действовать в альянсе с группой, которую в американских политических кругах принято называть "реалистами". Тактический союз этих направлений был далеко не предопределен – "неоконсерваторы-рейганисты" в конце 1980-х годов выступали критиками "реализма" киссинджеровского толка, преобладавшего в эпоху Ричарда Никсона – Джералда Форда.

Что составляет идеологию "реализма"? В первую очередь скепсис по поводу благой идеи, что международные отношения и государственная стратегия должны основываться на моральных императивах. Для реалистов внешней политики и политики внутренней следует оставаться относительно автономными друг от друга. В согласии с такой установкой Никсон мог бороться с левым движением внутри страны и вместе с тем развивать дипломатические контакты с государствами, исповедующими марксизм-ленинизм.

Генри Киссинджер (HenryKissinger), руководствуясь тем же кредо, сумел превратить Соединенные Штаты — после военной катастрофы во Вьетнаме — в приоритетного партнера по переговорам для обоих коммунистических держав — Китая и Советского Союза.

Киссинджер полагает, что именно его дипломатическими усилиями Советский Союз из сильного врага Запада, готового играть на трудностях "свободного мира", превратился в слабого — в экономическом и психологическом отношениях — "партнера" по мирному существованию. Это и предопределило крах СССР. "Неоконсерваторы-рейганисты" не согласны с таким видением прошлого, считая, что "старый лис" Киссинджер как творец "разрядки" несет ответственность за усиление советской "военной угрозы" во второй половине 1970-х годов. Со своей стороны, Киссинджер не скрывает в своих воспоминаниях обиду на "неоконсерваторов", недооценивших его вклад в общую победу. Но оставим эти старые, или, точнее, старинные, споры и обратимся к делам сегодняшним.

В книге "Нужна ли Америке внешняя политика? К дипломатии для XXI века", вышедшей накануне событий 11 сентября, Киссинджер высказывается по поводу Ирака довольно неопределенно: с одной стороны, он решительно отвергает любой компромисс с Саддамом Хусейном (SaddamHussain), с другой — остерегается авантюристических попыток его свержения с опорой на иракскую оппозицию. В августе 2002 года орган либеральной Америки газета "Нью-Йорк Таймс" причислила бывшего госсекретаря к компании ветеранов администрации Джорджа Буша-старшего (GeorgeBushSr.) — критиков политики американских "ястребов" в отношении Ирака. Однако сам Киссинджер в письме в газету предстоящую силовую акцию назвал оправданной.

Иракскую кампанию поддержали и другие реалисты. Центр Никсона (почетным руководителем которого является Киссинджер), а также издаваемый им журнал TheNationalInterest, выступали за применение военной силы против Ирака, но на основании аргументов, отличных от тех, что выдвигались радикалами-"неоконсерваторами". Реалисты отказывались считать приоритетной задачей кампании "демократизацию" Ирака, ограничиваясь ликвидацией военной угрозы, исходящей от Саддама. Президент Центра Никсона , политолог Дмитрий Саймс (DmitrySimes), даже высказывал опасение, что неизбежная, по его мнению, военная акция против Хусейна в случае успеха породит соблазн повторить ее против других стран.

Итак, "реалисты" — это своеобразные американские меньшевики, тогда как "неоконсерваторы" — большевики. Если судить по книге Киссинджера, "реалисты" преданы идее американской гегемонии не менее своих оппонентов, только реализовать они ее пытаются более тонкими методами – посредством втягивания своих партнеров в общие инициативы под руководством США, а не путем односторонних действий и резких заявлений.

В статье 2003 г. "Спасти трансатлантические отношения" Киссинджер призывает своих европейских коллег отказаться от антиамериканской риторики, намекая, что после победы в Ираке воинственный курс сменится прагматичным подходом, учитывающим интересы развитых индустриальных держав, включая Россию и Китай."Америка должна закрыть брешь, – пишет Киссинджер, — между разработанной на президентском уровне общей философией и своими дипломатическими планами краткосрочного характера". Трудно удержаться от искушения увидеть в упоминаемой Киссинджером "общей философии" его собственную программу "дипломатии для XXI века", а в "дипломатических планах краткосрочного характера" – геостратегические замыслы временных партнеров по идеологической коалиции.

Исход предстоящего столкновения между "реалистами" и "неоконсерваторами", "меньшевиками" и "большевиками", новой американской политики далеко не очевиден. В верхнем эшелоне политической элиты позиции "реалистов", вероятно, более сильны, однако в правых средствах массовой информации господствуют "неоконсерваторы", и с этим не может не считаться нынешний президент, готовящийся к переизбранию на второй срок.

У сегодняшних "рейганистов" есть одно преимущество — они открыто говорят, что они хотят и к чему стремятся, кто и на каком основании является их "другом", а кто "врагом". У осторожных "никсонианцев" нет ни постоянных "друзей", ни "врагов", только постоянные "интересы".

Пока эти "интересы" требуют воздержаться от превентивных ударов по Ирану, Сирии и прочим странам-изгоям и восстановить отношения с недавними оппонентами. Поэтому в случае победы "реалистов" есть надежда, что мир будет избавлен хотя бы на время от ввязывания в третью мировую войну.

2003 г.

 

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.