Российские города как центры роста

Возможности и риски развития " городов-миллионников" разные, но очевидно одно — других центров роста у нас пока нет и не предвидится в среднесрочной перспективе. Поэтому главная задача федеральных властей — поддержать естественные факторы роста этих городов инвестициями, поддержкой инновационных социальных программ крупных компаний, направленных на рост человеческого капитала, отказом от дальнейшей централизации всего и вся

Открытая "Российским экспертным обозрением" дискуссия о перспективах городов помогает сменить масштаб обсуждения проблем пространственного развития. Привычное обсуждение неравенства регионов некорректно по сути регионы рассматриваются как точки, хотя это территории с огромными внутренними контрастами, зачастую более сильными, чем межрегиональные. Роль центров развития регионов выполняют города, причем далеко не все, в очень разной степени и с разным качеством роста. Тему раскрывает Наталья Зубаревич —директор региональной программы Независимого института социальной политики.

В современной России сформировались четыре типа городов-центров роста: 1) федеральные города Москва и Санкт-Петербург (социально-экономические различия между ними пока еще очень велики); 2) прочие города-"миллионники", сильно отстающие от федеральных столиц; 3) города-центры регионов (почти все и независимо от численности их населения — такова сила влияния статусного фактора); 4) монопрофильные города с ведущими предприятиями крупных компаний, в основном экспортно-ориентированных.

Сравним роль, факторы и перспективы развития каждой из этих групп. Для первой группы очевидно, что используемый штамп "две столицы" — сильное преувеличение с экономической точки зрения. Сохраняющаяся сверхконцентрация экономических ресурсов в Москве обеспечивает ей устойчивое доминирование: на Москву приходится более 21% суммарного ВРП всех регионов, причем за годы экономического роста эта доля увеличилась, а на Петербург — менее 4%.

Москва — единственный в стране крупный город постиндустриальной экономики, в структуре ее ВРП 84% составляют услуги (в Петербурге — только 63%). Чрезвычайно высока степень концентрации торговли и платных услуг  в столице – 26-29% всего объема платных услуг и торговли в стране (рис. 1).

Рисунок 1.

Доля крупнейших городов-миллионеров в основных
социально-экономических показателях России

 

 

 

 

 

 

 

 

Только в инвестициях начался, хотя и медленно, процесс движения в регионы: если в конце 1990-х каждый шестой рубль инвестировался в Москву, то в 2003 г. — каждый восьмой. Снижение доли столицы в объеме ввода жилья в последние годы имеет двойную природу — не только из-за активизации строительства в других городах, но и потому, что строительство переместилось из столицы на свободные и более дешевые площадки за МКАД — в Московскую область, оставаясь в пределах агломерации.

На фоне столицы доля Петербурга крайне мала по всем индикаторам и она немногим выше доли города в населении страны. Но все же заметен рост в жилищном строительстве и платных услугах, а это хорошие косвенные индикаторы роста инвестиций и доходов населения.

Не вызывает сомнений необходимость ускоренного роста Петербурга как второго сильного центра и в чем-то альтернативы Москве, но весь вопрос в том, какой альтернативы и с помощью каких ресурсов? Пока петербургские власти при поддержке федеральных властей воспроизводят модель опоры на финансовые ресурсы крупнейших компаний-налогоплательщиков, перетягивая их из  Москвы и даже из регионов. Эта модель вполне эффективна с точки зрения бюджетного наполнения, хотя в других городах ее никогда не "пиарили" публично. Мэр Москвы предпочитает умалчивать, что 2/3 бюджета города формируют естественные монополии и крупнейшие частные компании экспортных секторов экономики, штаб-квартиры которых "прописаны" в столице. Но все же в столице сложилась и вторая опора — сектор услуг и средне-малый бизнес, и она весьма устойчива.

Акцент на перетягивание налогоплательщиков и некоторые успехи на этом поприще отбивают интерес властей Петербурга к развитию средне-малого бизнеса и сектора услуг, которые являются основой экономики крупных городов в развитых странах.

Политика привлечения иностранных промышленных инвесторов с выделением площадок в черте города также закрепляет индустриальный "профиль" города. Безусловно, почти двукратный рост бюджета Петербурга за 2003-2005 гг. выглядит впечатляющим, но отставание от Москвы по доходам бюджета сократилось не так сильно — с 4,4 до 3,7 раз за эти же годы. При этом возникает очевидный конфликт среднесрочных (бюджетное наполнение) и долгосрочных (постиндустриальное развитие крупнейшего города) целей.

Можно возразить, что для Питера этап накопления экономических ресурсов еще не пройден, поэтому нужны любые ресурсы. И не надо сравнивать с  Москвой, где финансовые ресурсы уже так велики, а структура экономики изменилась настолько, что индустриальная составляющая не может играть большой роли в развитии. Но если развитие опирается на несбалансированные по секторам экономики или нестабильные (перемещаемые директивно) источники доходов, в перспективе проблемы экономики Петербурга могут быть значительными.

Суммарный вклад остальных городов-миллионеров (в 2003 г. их было 11) почти по всем показателям  в 1,5-2 раза ниже Москвы, хотя их население больше (рис. 1). Самая большая проблема — стабильно низкая доля инвестиций, она даже ниже доли этих городов в численности населения. Однако есть признаки ускорения развития этих центров: а) заметно вырос их вес в розничной торговле за счет начавшегося прихода в города-миллионеры крупных компаний и консолидации регионального торгового бизнеса, б) постепенно увеличивается их доля в жилищном строительстве, что указывает на рост доходов населения и оживление спроса.

Города РФ с населением более миллиона человек

1.     Москва                                               

10101,5

2.     Санкт-Петербург                                   

4669,4

3.     Новосибирск                                         

1425,6

4.     Нижний Новгород                                 

1311,2

5.     Екатеринбург                                         

1293,0

6.     Самара                                                

1158,1

7.     Омск                                                    

1133,9

8.     Казань                                                 

1105,3

9.     Челябинск                                            

1078,3

10. Ростов-на-Дону                                    

1070,2

11. Уфа                                                     

1042,4

12. Волгоград                                             

1012,8

13. Пермь                                                   

1000,1

Источник: Госкомстат России

В книге детского писателя Льва Кассиля ребенок спрашивал: "Если кит и вдруг на слона налезет? Кто кого сборет? " Применительно к развитию городов "кит" (столичный статус города) явно перебарывает "слона" (численность населения). Помимо очевидного примера Москвы, это подтверждают расчеты для всех региональных "столиц", сделанные по трем периодам: конца советских лет (1991 г.), кризиса (1998 г.) и экономического роста (2003 г.). 

Во всех городах-региональных центрах, независимо от численности их населения, заметно выросла средняя заработная плата относительно средних заработков жителей собственного региона (рис. 2).

Рисунок 2.

Отношение средней заработной платы в региональном центре
к средней заработной плате по региону, %

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Этот процесс шел наиболее интенсивно в период децентрализации и частичного перераспределения политических и экономических ресурсов в пользу регионов, т.к. основную выгоду получили региональные столицы, где возникали и концентрировались более высокооплачиваемые рабочие места.

При смене политического вектора на централизацию и возросшем изъятии ресурсов стала понятной разная степень жизнестойкости экономики региональных столиц. Она теперь обусловлена не благоприятной политической конъюнктурой, а долговременным и хорошо известным фактором — агломерационным эффектом: чем крупнее региональный центр, тем более развит в нем спрос на новые рыночные отрасли и выше их концентрация, а также уровень оплаты труда.

По данным статистики явно опережающий рост заработков сохранился в городах с населением более 500 тыс. чел., но реальное опережение, скорее всего, продолжается и в менее крупных, его просто "не видит" официальная статистика, базирующаяся на отчетности крупных и средних предприятий и организаций.

Влияние статуса особенно заметно в развитии торговли: доля региональных столиц в товарообороте торговли своего региона выросла вдвое — до 55-60%. Мощная концентрация торговых функций в региональных центрах практически не зависит от людности этих центров и весьма слабо – от "политической погоды" на дворе. Проблема в другом — эта концентрация происходит за счет "опустынивания" сельской периферии и малых городов регионов, утраты ими большинства сервисных функций.

Устойчивость развития региональных столиц связана не только с сектором услуг, но и с промышленностью. И эта устойчивость увеличилась, т.к. в 2/3 городов-центров происходившее в годы кризиса сокращение их доли в промышленном производстве региона сменилось небольшим ростом, за исключением нескольких центров с невысокой численностью населения (рис. 3).

Рисунок 3.

Доля региональных центров
в объеме промышленного производства региона, %

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Помогло изменение структуры промышленности и рынков сбыта: быстрее всего развивалась пищевая промышленность и другие отрасли, обслуживающие рынок самих городов-центров, своего и соседних регионов.

Таким образом, новый этап промышленного развития региональных центров — импортозамещающий и поэтому устойчивый, экспортные производства чаще расположены в других, менее крупных городах. Почему для региональных столиц опережающий индустриальный рост позитивен?

Аргументация простая: им еще очень далеко до городов постиндустриальной экономики и для развития действительно нужен промышленный рост и растущий сбыт продукции на прилегающих рынках. Благодаря сочетанию торговых, инфраструктурных и промышленных функций формируется более устойчивый экономический ландшафт региональных столиц.

Если рассматривать Петербург как представителя региональных центров, то и его дальнейшая индустриализация во благо. Но хочется видеть его рядом с Москвой, а развитие мегалополисов  идет по другим законам — в сторону постиндустриальной экономики. Однако накопленный агломерационный потенциал и финансовые ресурсы не совпадают, поэтому город вынужденно оказался "между двух стульев". 

Монопрофильные города крупного бизнеса — единственная группа, главным фактором роста в которой является  экспортная промышленная специализация, востребованная мировым рынком. Эти города обычно невелики по численности населения, но их достаточно много: из 14% городов России, в которых основные предприятия принадлежат крупным компаниям или группам, 6% — "базовые" для крупного бизнеса, в них расположены важнейшие активы компаний. Именно эти города еще в 1990-е гг. выделялись более высокими заработками (в 1,5-6 раз выше средних по региону) и доходами  муниципальных бюджетов.

Еще не завершена обработка базы данных за 2003 г., но общие контуры динамики понятны: отрыв в заработках сохраняется, растет и модернизируется потребление жителей, но об устойчивом развитии речи нет: города с монопрофильной экономикой в принципе не могут быть устойчивыми, еще одна проблема большинства таких городов — невысокое качество населения. Как раз эти города обеспечили прорыв за пределы статусных (столичных) зон роста, их развитие помогает передать импульса роста дальше на периферию, "в Кологрив и Урюпинск".

Пока перспективы их развития неопределенны и сильно зависят от политики крупного бизнеса: либо удастся повысить качество населения с помощью социальных программ и развить сектора местной экономики, и тогда конъюнктрурные колебания не так страшны — поможет мобильность и адаптивность населения, либо будут выжаты все соки из имеющихся ресурсов и активов, а города так и останутся фабричными слободами или поселками недавних мигрантов.

Вопрос остается открытым, и региональные различия велики: например, опыт Ханты-Мансийского АО возволяет надеяться на лучшие перспективы, а состояние социальной среды многих индустриальных городов Урала, Иркутской области так и остается проблемным. Крупный бизнес либо отделывается "имиджевой" благотворительностью, либо вынужден воспроизводить старую советскую систему, замещая "экономное" государство и фактически беря на содержание муниципалитеты. При такой политике средств на повышение качества населения, как правило, не остается.

Таким образом, факторы развития городов-центров роста разные — в первую очередь это статус, обеспечивающий концентрацию финансовых ресурсов для развития, затем численность населения города и связанные с ней концентрация платежеспособных потребителей и лучшее качество населения (для миллионников и столиц регионов), для монопрофильных городов крупного бизнеса важнейшую роль играют более высокие заработки занятых и поступление в местные бюджеты части экспортных доходов, обеспечивающие рост общественных благ.

За исключением Москвы, "собирающей" все преимущества в сверхконцентрированном виде, всем прочим городам-центрам роста не хватает финансовых ресурсов, особенно инвестиций, менее крупным — и человеческого капитала. Далеко не все города-центры роста притягивают мигрантов, но лишь немногие явно ощущают дефицит трудовых ресурсов.

Возможности и риски развития выделенных групп городов разные, но очевидно одно — других центров роста у нас пока нет и не предвидится в среднесрочной перспективе, может быть, за исключением приморских портовых городов. А если это так, то главная задача федеральных властей — поддержать естественные факторы роста этих городов, уже проявившиеся в период экономического подъема, инвестициями, поддержкой инновационных социальных программ крупных компаний, направленных на рост человеческого капитала, отказом от дальнейшей централизации всего и вся. И тогда импульс роста будет распространяться нормальным эволюционным путем — от центров к периферии.

 

Источник: "Российское Экспертное Обозрение", №2 (16) 2006 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.