Главная −> Повестка дня −> Евангельская повестка −> Всеобщее священство. Итоги дискуссий 2012 года −> Новозаветный аристократизм всеобщего священства
Александр Байдак

Новозаветный аристократизм всеобщего священства

Любовь возносит служение христианина на уровень священнодействия, т.к. она черпает силу из источника, который зовется: Бог — есть Любовь!

Нравственный долг человека состоит в том, чтобы заботиться о духовном возрастании собственной личности, и эта забота является залогом возможности нравственного поведения. Существующая тенденция уничижения образа человеческого, идущая от бл. Августина как констатация факта — "бессилие плененного грехом человека". Его знаменитое выражение "не мог не грешить" имеет в своей основе не христианское, но скорее ветхозаветное представление о полном ничтожестве человека. "Что такое человек, чтоб быть ему чистым, и чтобы рожденному женщиною быть праведным?" (Иов15:14), и еще: "И как человеку быть правым пред Богом, и как быть чистым рожденному женщиною? ... Тем менее человек, который есть червь, и сын человеческий, который есть моль" (Иов 25:4,6). Напротив, евангельские слова об аристократической избранности Христом, произнесенные апостолом Петром, обязывают нас, как "обязывает благородство", блюсти в своей жизни образ и подобие Божие. "Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий" (1 Петр 2:9,10).

Согласно сказанному, каждый христианин призван быть священником! Что имел в виду Петр, говоря такие слова? На протяжении двухтысячелетней истории Церкви представление о всеобщем священстве претерпело значительное искажение, и потому современные христиане не всегда адекватно воспринимают это утверждение Петра. Даже великий реформатор Католической Церкви, Мартин Лютер, в своем сочинении "К христианскому дворянству немецкой нации", выступивший с призывом к всеобщему священству, не предложил в полной мере библейского понимания этого вопроса. Да и в современной религиозной жизни очень мало рукоположенных священнослужителей на практике признают и реализуют принцип священства всех верующих, а тем более — осуществляют его в своей практике. А о прихожанах или рядовых христианах и говорить не приходится.

Чтобы яснее увидеть новозаветное откровение о всеобщем царственном священстве христиан, необходимо обратиться к ветхозаветным прообразам. Бог дает Своему народу обещание: "Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым…" (Исх 19:5,6). Эти слова Господа почти буквально цитирует апостол Петр: "Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой…" (1 Петр 2:9). Всеобщность священства богоизбранного израильского народа подтверждает и пророк Моисей: "Ибо ты народ святой у Господа Бога Твоего, и тебя избрал Господь, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле" (Втор 14:2).

В этих отрывках мы видим цель избрания и призыв к осуществлению всеобщего священства всем Израилем, но на практике только колено Левиино было допущено для служения при храме, а семейство Аарона — для священнодействия при скинии.

Из истории Израиля мы видим, что обетование всеобщего священства не смогло исполниться в полной мере. Оно так и осталось обетованием с эсхатологической перспективой. Причины, по которым Божье обещание Израилю не исполнилось — страх и неверие. Призыв взойти на гору, чтобы принять достоинство быть царством священников испугал евреев, и восхождение на гору они доверили Моисею и его близкому окружению. И это стало для них началом падения, неким провалом в исполнении обетования. И тогда возникло священство как отделенная от народа каста избранников-жрецов. Они священнодействовали лишь внутри своего народа, а Господь хотел их сделать священниками для служения народам всей земли. Ситуацию не смог изменить даже бунт двухсот пятидесяти мужей, начальников общества, людей именитых, во главе с Кореем, Дафаном и Авироном (см. Числ 16:2). Эти события завершили попытки преждевременного осуществления принципа всеобщего священства. Для Израиля как для избранного народа — это обетование совершится в конце времен. Таким образом, было особое священство, закрытое и недоступное для народа, отделенное от него невидимой, но непреодолимой границей. Царственное священство всего Израиля в Ветхом Завете остается обетованием, а не исполнением.

Священническое и царское служение в Ветхом и Новом Заветах

Говоря о царственном священстве, необходимо также рассмотреть функции царей и священников. Священническое служение в Ветхом Завете совершалось священниками только при храме и только с помощью специально предназначенных для этого служения сакральных предметов. Все остальные функции священника не рассматривались как священнодействие, хотя он выполнял служение и вне храма. В обязанности священников входило: хранить ведение, знать закон и учить ему народ, предстоять пред Господом и служить Ему, благословлять именем Его, совершать жертвоприношения (воскурения), очищать жертвами народ, вопрошать Господа через Урим и Туммим, отделять чистое от нечистого, определять проказу, выявлять неверность жен и т.д.

В служение царей входило: ведение войн, исполнение обязанностей главнокомандующего, занятия геополитикой, строительство городов и укреплений, судебная власть, сбор налогов, внешнеэкономическая деятельность и многое другое. Если выразить одним предложением, то будет выглядеть так: "Превосходство же страны в целом есть царь, заботящийся о стране" (Еккл 5:8).

 

В Новом Завете царственным священством стали христиане, которые раньше были чужды всех обетований, потому что не принадлежали к Израилю этнически. Теперь любой человек, становясь членом Церкви, является избранным народом Божиим. Теперь этнический принцип, по которому был избран ветхий Израиль, заменен принципом принадлежности к Церкви, в которой "нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал 3:28). Всеобщее священство Нового Завета стало возможным для людей нееврейской национальности благодаря только Иисусу Христу, и только Ему. В иудейском сознании священство тесным образом связано с храмом, и без храма оно существовать не может. Но в Новом Завете храмом является Тело Христа, Церковь, состоящая из "живых камней" (см. 1 Петр 2:5). Членство в поместной церкви осуществляется через таинство рождения свыше, подтвержденное посредством водного крещения, а духовная жизнь верующего осуществляется посредством участия в церковных таинствах. Таким образом, христиане возрастают в благодати, хождении в святости и угождении воле Божьей в греховном мире.

Воплотившийся Бог-Сын исполнил весь замысел Отца о Своих чадах, став Первосвященником, Царем и Пророком. Для Церкви снято покрывало со святыни, грань преодолена, пропасть заполнена, и весь народ введен в святилище. Через это вхождение в храм Тела Христа (см. Ин 2:21) новозаветный народ стал царственным священством. Теперь доступ в святилище открыт всем, кто верой принимает жертву Христа.

 Как в Ветхом Завете до священнического возраста необходимо дорасти (см. Числ 4:43), царского достоинства необходимо достичь — "сын царя должен стать царем" (см. 2 Пар 23:3).

Всеобщее священство и задача служителей в церковной общине

Священнодействия связаны со служением Богу и людям. Даже в церкви не все служения носят сакральный характер. Но все служения являются священнодействием, если они соответствуют Писанию, направлены на поклонение Богу и приносят пользу людям. Поэтому любое служение христианина в церкви или вне церкви, считается священнодействием, если совершается только действием духовных даров: "Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией" (1 Петр 4:10). Среди этих даров есть и дар управления, к которому, в первую очередь, и относится епископское служение, а также — дар вспоможения, который соответствует служению дьякона. Основная задача пастырей (равно как и других служителей пятигранного служения (см. Еф 4:11) — подготовить каждого христианина для служения как внутри общины, так и вне ее, теми дарами, которыми Дух Святой его наделил. "Сугубое" священство пастырей-епископов — это служение соответствующими дарами. Согласно этому пониманию, право совершать установленные Церковью таинства имеют не все христиане, но ради устройства и порядка в поместных церквах сложилась вероучительная практика. Рукоположение в Новом Завете — это констатация призвания человека и подтверждение этого призвания со стороны старших служителей и/или общины, а не передача помазания для служения, как это было в Ветхом Завете.

Царственное служение и миссия Церкви в мире

Призвание быть царями и священниками тесно связано с осуществлением миссии Церкви в мире. Общая задача священников и царей состоит в том, чтобы быть заступниками за народ и заботится о его благосостоянии.

Священникам было поручено разбирать дело народа, определять, что хорошо и что плохо, отделять чистое от нечистого и т.д. Царям поручено быть судьями, выносить правильные вердикты, издавать указы, т.е. быть ответственными за происходящее.

О призвании и обязанностях священников и царей мы подробно говорили в разделе "Священническое и царское служение в Ветхом и Новом Заветах". Здесь лишь подчеркнем, что и те, и другие несут всю полноту ответственности за происходящее с вверенным им народом, и даже более того — за происходящее в мире, над которым Бог поставил человека царем.

Так же и Церковь, находясь в миру, ответственна за выполнение своей миссии в нем, как "Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины" (1 Тим. 3:15). Она является хранителем истины: "Ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа" (Мал 2:7). Она судит, что хорошо и что плохо, потому что эта власть дана ей Богом: "Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе" (Мф 18:18).

Функции священства Ветхого Завета — образы для служения новозаветных верующих. Мы призваны быть носителями Духа Божьего во всем, что мы делаем, и тем самым через священнодействие в повседневной жизни открывать Бога тем, кто Его еще не познал. В Ветхом Завете священник — это посредник между Богом и народом, который мог входить в присутствие Бога и ходатайствовать за народ. Так и сейчас должен быть ходатай за людей, которые сами по себе "мертвы по грехам и преступлениям" (см. Еф 2:1), а потому не могут прийти в присутствие Бога. Им необходим посредник, и таковым является Иисус Христос, Который, незримо присутствуя в Своей Церкви и действуя Своей благодатью через Своих служителей, совершает священнодействия, ходатайствуя за людей перед троном Всевышнего. Он Один есть посредник между Богом и человеками.

 Как уже упоминалось, сакральными были не все действия ветхозаветного священника. И в Новом Завете не все действия и священнодействия имеют сакральный характер. В Ветхом Завете священным считалось все, что происходило в храме, в новозаветные времена священным считается все то, что происходит внутри храма (сердца/духа), где Дух Святой, соединившись с нашим духом, священнодействует и направляет человека к выполнению призвания этого человека через "дары" и "различные дарования". Другими словами, быть христианином означает не что иное, как быть священнослужителем в буквальном смысле этого слова, ибо всякий причастник Святыни есть тем самым и ее служитель. Он прямо стоит перед лицом Божиим, общается с Богом, служит Ему, и притом не только как отдельная личность в заботе о собственном спасении, но — в силу того, что Бог есть Любовь, — он, становясь сопричастником Христа, исполняется этой любовью. И любовь возносит служение христианина на уровень священнодействия, т.к. она черпает силу из источника, который зовется: Бог — Который есть Любовь! 

Церковь, будучи живым организмом, предполагает различные функции и служения, о чем было сказано выше. Многообразие служений связано с многообразием призваний и даров Духа, которое проявляется в различных полномочиях и обязанностях, возложенных на нас Богом, а не правилами или назначениями от какой-либо земной власти. Все виды служения являются священнослужениями, и принцип всеобщего священства включает в себя и принцип всеобщего пророчества. Конечно, не всякий должен громогласно возвещать всему миру волю Божью и вести мир по пути, указанному Богом. Бог избирает быть глашатаем Своей воли, но каждому человеку Бог говорит нечто новое, что еще не было сказано другим. И в состав священнослужения входит обязанность каждого человека прислушиваться к этому тихому, неслышному для мира Голосу, исполнять Его веления, исповедовать узнанную от самого Бога правду и обличать неправду. Человек, благоговейно сохраняющий откровения, живущий высоконравственно, но глухой к зову Божьему, обращенному к нему лично, уже является непокорным Богу и не выполняет священнослужение, к которому призван. 

В заключении о всеобщем царственном священстве можно сказать следующее: благодатное священнослужение невозможно без любви. Именно любовь есть счастье служения другому, благоговейное восприятие другого, осознание абсолютной ценности любимого, радостное приятие всего его существа, вопреки всем его недостаткам. Когда Божий служитель силою любви проникает до самой сути личности другого как образа и подобия Божия, то через служение этому другому он переживает расцвет своей души, полет творческой силы и ощущение полноты собственного бытия.

Конечно, никому нельзя предписать — "ты должен любить". Любовь свободно проистекает из Духа и изливается на другого, захватывая и любящего, и любимого. И обрести эту способность быть счастливым здесь, на земле, возможно, лишь служа другим, как обязывает благородство. 

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.